?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



С печалью узнал сегодня о кончине всемирно известного венского профессора-языковеда, академика Манфредa Майрхоферa от кого-то из своих студентов-санскритологов, которым с гордостью за венскую школу демонстрировал краткую санскритскую грамматику покойного и его знаменитый Magnum Opus "Этимологический словарь древнего индоарийского языка". Профессор ушёл на 86-м году жизни, 31 октября сего 2011 года. А я, увы, получил известие об этом только сегодня.


Это печальное событие дало мне возможность и повод вспомнить, помимо самого ушедшего академика, также о некоторых из своих учителях и друзьях, связанных c Майрхофером в той или иной мере, с чувством тёплой благодарности и трепетной чуткости по отношению к факту конечности человеческого земного бытия.

В иерархии моих учителей проф. Майрхофер (бывший также действительным членом Австрийской Академии наук) занимает место своего рода "дедушки", являясь непосредственным научным наставником одного из моих учителей, друга и старшего коллеги, экстраординарного проф. Хлодвига Вербы, — филолога-классика, индоевропеиста, ираниста и индолога, — у которого я в течение немалого числа лет постигал азы и тонкости премудрости ведического языка (ведической поэзии и прозы), различных среднеиндийских идиомов и санскритского синтаксиса.

С профессором Майрхофером очень близко общаться и непосредственно учиться у него не доводилось, но нередко видел его у нас на кафедре в качестве слушателя отдельных выступлений коллег по науке или чествований кого-либо из пожилых научных знаменитостей. Внимал довольно давно каким-то его докладам, а также прислушивался к его беседам с коллегами, сам не решаясь в них встревать по ученическому смущению. Во время одного из таких посещений Хлодвиг Верба представил меня ему как своего давнего ученика. В последний раз я слушал доклад самого Майрхофера 12 июня 2009 года в барочном актовом зале Австрийской Академии наук в Вене, организованный по случаю выхода в свет его книжки "Индоевропеистика: обзоры и введения от истоков до современности" (Indogermanistik: über Darstellungen von den Anfängen bis in die Gegenwart, Wien: ÖAW 2009).

После доклада удалось с академиком немного пообщаться и даже получить на титульной странице автограф сочинителя, которым я по-детски горжусь. Для меня такие памятные значки — всегда лишний повод с глубокой и нежной благодарностью осознать себя существующим (пусть и малым, и вовсе недостойным, этаким тоненьким и ржавым) звеном цепочки в традиции европейской Академии и существующего пока ещё (?..) в ней, хоть и недостижимого во всей полноте, идеала классической гуманитарной образованности — лучшего из плодов европейского Просвещения.

Как индолог, не могу не отметить вышедшей из-под пера профессора Майрхофера краткой, но замечательной и ясной по структуре грамматики санскрита, написанной в историческом и сравнительно-языковедческом ключе, и служащей уже не одному поколению как санскритологов, так и языковедов-индоевропеистов. Что касается его многотомного "Этимологического словаря древенеиндийского языка", то это, безусловно — памятник aere perennius, который обеспечил покойному многознатцу непреходящее место в науке, помимо множества прочих публикаций.

Сам я до сих пор по старой привычке постоянно ношу "Майрхофера" (грамматику) в портфеле или даже в кармане — для возможных справок на непредвиденный случай. Книжечку можно недорого приобрести в нашем венском университетском магазине Facultas, что я не престаю твердить всем своим студентам.

[Кстати, это ещё один из многочисленных доводов, немало раздражающих некоторых из моих молодых русских коллег, — почему индолог-классик (санскритолог), достойный своего имени, обязан уметь по крайней мере читать (понимать) по-немецки (как и по-французcки, — помимо английского, само собою разумеется)].

Пришедший на место академика Майрхофера профессор-индоевропеист Хайнер Айхнер, уже года два или три тоже как на пенсии, считающийся, кажется, известным хеттологом (языковеды, поправьте, если что!) и ещё Бог знает кем (сам он от своей "хеттологичности", однако, открещивается), надеется с тонкой иронией, что его когда-нибудь будут называть не "наследником" Майрхофера, а, наоборот, покойного академика — "его предшественником", указывая, что венский языковед, составляя свои санскритологические труды, "не умел прочесть текста на деванагари". Как бы то ни было, профессор и академик Майрхофер не был в прямом смысле слова индологом, но сумел создать то, что является одном из важнейших подспорий как для индоевропеистов, так и для индологов-санскритологов, а возможно, что и для иных специалистов.

Формат этого маленького частного некролога в стиле вольного и грустного эссе даёт мне возможность также помянуть добрым словом, по совместительству, только что названного в связи с покойным академиком профессора Х. Айхнера, занимавшего в Вене пост заведующего кафедрой "Сравнительной индогерманистики" (= индоевропеистики: Vergleichende indogermanische Sprachwissenschaft) после выхода Манфреда Майрхофера на пенсию. Ведь именно его рекомендации я обязан тем, что уже 2 года преподаю весной и летом латышский язык на кафедре скандинавистики и сравнительного европейского литературоведения Венского университета. Проф. Айхнер вообще благоволит к балтам (литовцам и латышам), сам неплохо зная литовский язык: мой добрый друг, ныне (почти) доцент, литуанист в университете в Брно, д-р Вайдас Шеферис (пригласивший меня преподавать латышский язык в Брносский университет им Масарика) также, кажется, многим обязан его бескорыстной и разнообразной поддержке.

Великие уходят, оставляя нам памятники выдающихся трудов, а также обаяние, харизму и всю сложность и неоднозначность своих личностей. Свойственная им широта охвата предметов (научный универсализм) вряд ли возможна будет в будущем — по чрезмерной специализации отдельных отраслей науки, но вместе с тем и по той причине, что в самой Европе выпестованный ею классический образовательный идеал, на всех уровнях, — в гимназии и университете, — всё дальше отходит в прошлое, будучи отодвигаем душным прагматизмом подхода, глубине и обширности воззрения, взращенного десятилетиями напряжённого умственного и душевного труда, предпочитающего поверхностную "информированность", без особых усилий и довольно цинично конвертируемую в деньги.

Dixi.

………………………………………………………………………………………
Воочию встретиться с ещё живым профессором Манфредом Майрхофером (как говорят индийцы, получить "даршан") возможно ЗДЕСЬ.
Или то же самое — не выходя за пределов этого Журнала:













Автор данных записей (справа) с непосредственным учеником академика Манфреда Майрхофера, своим учителем э.-о. проф. Х. Вербой (слева) и буддологом проф. М. Ханом (в центре).

[Для интересующихся санскритологией, тибетологией и буддологией список публикаций проф. Михаэля Хана см. ЗДЕСЬ.]



Сочинитель эссе c другом-благодетелем балтов, языковедом-индоевропеистом проф. Х. Айхнером, ставшим профессором кафедры индоевропейского языкознания в Вене после М. Майрхофера.

[Список его публикаций можно посмотреть ЗДЕСЬ]

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
petrark
Nov. 23rd, 2011 02:19 pm (UTC)
Светлая память.
edgar_leitan
Nov. 23rd, 2011 03:32 pm (UTC)
RIP +
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

moj lik
edgar_leitan
Эдгар Лейтан

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com