?

Log in

Previous Entry | Next Entry



Существуют следующие соображения по поводу причин, почему носителям нашей, европейской (или русской, что в данном случае неважно) культурной парадигмы так нелегко бывает привыкнуть к тибетскому языку, особенно старому письменному его варианту, и так трудно с него переводить. Трудности эти касаются особенно начинающих заниматься тибетской грамматикой и текстами, но могут относиться и к несколько более "продвинутым" студентам, да и к самим востоковедам с определённым стажем.


Излагаю в вольном пересказе с очерчивания данного предмета автором одной из последних грамматик классического тибетского письменного языка: Peter Schwieger "Handbuch der klassischen tibetischen Schriftsprache", IITBS 2006. Однако, пропреподавав тибетский язык семестр, могу эти соображения более опытного немецкого коллеги только подтвердить. Поэтому решаюсь дополнить соображения Peter-a Schwieger-a своими собственными мыслями.

1) Во-первых, словарный запас и состав тибетского языка изучен недостаточно хорошо, не говоря уже об исчерпывающей документации словоупотребления в отдельных случаях. Дело осложняется нередко встречающимися в реальных текстах различных изданий значительными отклонениями в орфографии от "норм", зафиксированных в словарях. Особенно это касается лексики доклассического тибетского языка…

2) Огромное значение имеет тенденция тибетского языка к отказу от излишков словесного выражения и, тем самым, к ярко выраженному эллипсису. Из предложений выбрасываются не только "лишние" члены, но и целые подчинённые предложения, не говоря уже о частицах-аффиксах, которые могут опускаться не только в поэтических строфах, но и во вполне обыкновенной прозе. Вспомним известную тибетскую поговорку: yig phyed go bas klog [йик-че кхо-уэ’ ло’]: "Половина слов (из текста) вычитывается (предварительным их) знанием".

Подобные эллиптические конструкции требуют от читателя недюжинного внимания в отношении синтаксических связей далеко за формальными границами предложения. В гораздо большей мере, нежели в известных нам синтаксических конструкциях "тривиальных" индоевропейских языков, классический тибетский письменный язык выдаёт закодированную в написанном на нём тексте информацию лишь из своего контекста.

3) В отличие от достаточно сложных синтаксических связей, связи содержательные бывают ещё гораздо более громоздкими и сложными, выходя далеко за рамки самого текста как такового и указывая на дискурс (иногда лишь лёгким намёком), который современному, даже высокообразованному по европейским меркам читателю знаком крайне недостаточно и поверхностно. Даже в самОй традиционной среде носителей буддийской учёности рамки этого дискурса остаются узкими вратами, а владение им ограничивается узким кругом специалистов-экспертов.

Многие из этих намёков, определяемые как отрывки или начало самых различных цитат, имея в виду совершенно отличное от нашего отношение к знанию. Краткие тексты-"подпорки" предназначаются для заучивания наизусть, предполагая развитую культуру как устного и письменного комментария, так и изощрённых схоластических дебатов.

Современный исследователь или переводчик, как правило, лишённый традиционного буддийского образования, знает эти фундаментальные тексты далеко недостаточно (если знает вообще), не говоря уже о живом знакомстве с самой педагогической традицией. Поэтому мгновенное узнавание как "подпорок", так и всего контекста, приходится заменять скрупулёзным и медленным определением цитат и отдельным изучением этих текстов, создающих ткань этого контекста. Так что вдумчивое изучение какого-либо конкретного трактата оборачивается одновременным изучением десятков произведений!

4) Для классического тибетского языка характерны чудовищные многоуровневые синтаксические конструкции, состоящие из длиннющих предложений, которые с помощью частиц-аффиксов легко номинализируются, в свою очередь сами превращаясь в синтаксические члены (определения, дополнения и обстоятельства) предложения более высокого уровня, которое в свой черёд может превратиться "как бы" в одно огромное слово — и так далее, теоретически почти до бесконечности. Виртуозы тибетской учёной словесности и создавали такие предложения-громадины, предполагая в своих читателях не только отличного знакомства с предметом и всеми его контекстами, но и медитативной сосредоточенности. Эта склонность тибетского языка к почти бесконечной номинализации создают сложные конструкции, требующие от переводчика или просто читателя, их анализирующего, либо переводить их громоздкими причастными оборотами, либо разбивать на отдельные, более простые предложения.

В любом случае для обстоятельного переводчика (на русский, немецкий, английский...) требуется пропутешествовать до самого конца мета-предложения и определить его сказуемое, в котором заключена основная информация о действии или событии. Начинающие же студенты пытаются начинать более "просто" (как им мнится), пытаясь переводить с "начала" предложения, — и неизбежно запутываются в придаточных конструкциях, а их т. н. "перевод" тогда представляет собой гадание на кофейной гуще чистой воды.

Я, увы, недостаточно знаком с предметом, но мне эта тенденция тибетского письменного языка к номинализации напоминает так называемые полисинтетические языки (наподобие некоторых американских индейских), когда то, что, скажем, в русском могло бы быть выражено распространённым предложением, в упомянутых языках выражается одним-единственным словом. Но, может быть, я недостаточно чётко понимаю суть явления языкового полисинтетизма, так как ещё нигде не встречал типологического сравнения индейских языков с тибетским. Последний относится по своей типологической характеристике к языкам агглютинирующим (вроде тюркских), будучи изначально языком изолирующим и, кроме того, моносиллабическим. Но ведь и современный английский язык, будучи по своему происхождению языком синтетического типа, развивается в наши дни в язык с чертами изолирующего строя, наподобие китайского! Видимo, эти черты языков изменяются со временем.

Comments

( 55 comments — Leave a comment )
afuchs
Jan. 30th, 2010 06:43 pm (UTC)
Номинализация (я в данном случае опираюсь на Christian Lehmann, "Relativsatz..." (1984)) - необходимый для формирования относительного предложения процесс, наряду с аттрибуцией и т.н. Leerstellenbildung (не знаю русского термина, процесс образования в предложении "слота" или "пробела", который расчитан на т.н. ядро отн. предл., Nukleus). Леманн строит шкалу номинализации, которая начинается с относ. местоимений (слабая номинализация), как, например, в русском или класс. и.-е. языках, как латынь и греч., и заканчивается вербальными аффиксами (сильнейшая номинализация). По дороге закономерно теряются всеразличные категории глагола - вид, время и пр.
Номинализация в той или иной мере необходима для построения придаточного предложения и не свидетельствует о полисинтетическом или каком-либо другом строе, хотя наверняка коррелирует с высоко синтетическими структурами. В частности, различные причастия и абсолютивы (русский, немецкий, санскрит, даже английский) - способ номинализации с той же целью.

Впрочем, я тоже довольно неясно понимаю суть полисинтетического строя и совсем не знаю тибетского, поэтому возможно, что я зря раздаю прописные истины, к тому же чужие. Надеюсь, это не совсем оффтоп.
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 07:08 pm (UTC)
Нет, это не off-top, хотя вопрос для меня не проясняет. Дело в том, что в тибетском и вправду можно номинализировать не только распространённый член, но и целое (в нашем понимании) предложение, превратив его в Nomen и подчинив в виде дополнения или определения другому предложению более высокого порядка.
Но я совершенно не знаю индейских языков. Интересно было бы сравнить.
Тенденция к сильной номинализации имеется и в (классическом) санскрите. Стиль научной литературы зачастую в чистом виде номинальный, где нет ни одного глагола, а только именные предикаты, даже без глагольных связок, и длиннющие композиты. Но это не делает санскрит ни в коей мере "полисинтетическим" языком. С тибетским нечто другое...
(Deleted comment)
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 07:00 pm (UTC)
Re: сорри за офф
Я уже прочитал. Буду на кафедре послезавтра и там спрошу. Но, кажется, это издание Академии Наук, так что продаётся только там. А я с понедельника по среду буду сидеть на кафедре, с проектом для Сутракарин. Так что не уверен, что успею достать.
Кроме того, сразу хочу предупредить, что книги из этой серии страшно дорогие. Может стоить порядка 80 евриков или даже больше.
(Deleted comment)
(no subject) - edgar_leitan - Jan. 30th, 2010 07:08 pm (UTC) - Expand
heruka
Jan. 30th, 2010 07:01 pm (UTC)
Не думаю, что в тибетском существует какая-то тенденция к номинализации. Вернее, эта тенденция обнаруживается исключительно только европейцем и при переводе. Тибетец просто не понял бы о чем мы говорим.
Дело же, как мне кажется в том, что в тибетском границы между различными частями речи (глаголами, именами, наречиями и т.д.) расположены иначе, не в тех "местах", что ли, нежели в индоевропейских языках. Иными словами, для тибетца глагол это не совсем то, что для европейца.
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 07:25 pm (UTC)
Нет, всё понятно, что тибетский язык -- не номинативного, а эргативного строя, и что глагольный корень там только "называет" происходящее действие", и что как такового субьекта там нет, а только "аgens" и patiens".
То, что некий тибетец бы не понял явления, не означает, что его там нет. Тибетская традиционная грамматика вообще исходит в своей терминологии и метаязыке описания из индийской модели, вообще-то слабо применимой к тибетскому.
Но я (да, собственно, и гораздо более опытные тибетологи, вроде того же Швигера) имел в виду продуктивную способность тибетского языка присоединять к глагольному корню именную частицу "-pa" (а эта частица именно что именная, а не глагольная по происхождению) и добавлять к ней частицы "генитива" или "инструменталиса", либо финальную частицу "o", и всё такое прочее.
Получаются такие возможные модели (для примера):
XY+yin (x есть y)
ХY yin
XY yin pa...
nga la ... XY yin pas... yod
nga la ... XY yin pas... yod pas...
de (ni)... nga la... XY yin pas... yod pas... ongs (so)
de (ni)... nga la... XY yin pas... yod pas... ongs pas... итд...
Ленточный червь разрастается...
Так что номинализация -- это не моя выдумка, а общепризнанная терминология уважаемых в сообществе коллег. например, того же М. Хана.
heruka
Jan. 30th, 2010 07:48 pm (UTC)
Я, скорее, не о слове "номинализация", сколько о "тенденции", в тибетском существует номинализация и тенденция к эргативности, как определенной стратегии, поскольку нельзя утверждать, что субъекта там нет. Это даже и в вашем примере видно. Другое дело, что в одних случаях имеет смысл говорить об агенсах, в в других все-таки о субъектах.
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 08:01 pm (UTC)
Так местоимение "nga" в моём формульном примере -- это же всё-таки не "субъект". Хотя, пока что я не уверен, как его более точон определить...
Я, увы, пока ещё не столь глубоко изучал тибетский именно с точки зрения общей линвистической теории, чтобы утверждать такие вещи наверняка.
Не знаю, кажется всё-таки, что "агенс" переводных глаголов, которые к тому же "tha dad pa" будет ещё и инструментом. Но ведь это не совсем то же субъект...
А в каком случае, по-Вашему, можно говорить о "субъектах"?
Здесь надо сказать, что у нас преподают ещё по Хану, а он вовсю пользуется такими понятиями, как "субъект", аккузатив (вместо "абсолютив") и т. п. (у него не было времени переработать свой учебник). Так что я в своих упражнениях в этом семестре сделал робкую попытку по-другому для начинающих описывать категории тибетского языка.
(no subject) - heruka - Jan. 30th, 2010 08:31 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Jan. 30th, 2010 11:07 pm (UTC) - Expand
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 07:46 pm (UTC)
nota bene...
С другой стороны, Вы правы: это проблема (естественно!) не самих тибетцев, пишущих на своём классическом языке, а филологов-европейцев, анализирующих навороченные тибетские предложения, и пытающихся их возможно более точно передать средствами индоевропейских языков. И естественно, что природный учёный тибетец читает свои произведения не с "хвоста к голове", как учат у нас в университетах, а, как и всякий нормальный человек, с самого начала.
К тому же, я думаю, что восприятие своего языка и текстов на нём самим "носителем" даже не столько "от начала к концу", сколько "холистчески", целостно. То есть, начиная писать своё предложение, человек уже примерно представляет себе его окончание.
heruka
Jan. 30th, 2010 07:55 pm (UTC)
Re: nota bene...
Вообще, дел в созданных нами классификациях. Я, говорю, студентам: "Это - глагол", а сам чувствую, что что-то не так в этом. Этакий фактор несоизмеримости. Который и ощутить-то не получается (потому что а как?).
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 08:06 pm (UTC)
Re: nota bene...
Мы пользуемся в вводном курсе понятием "глагольного корня" и его Abstufung (ступенями? аблаутом?..). Естественно, глагольный корень -- это не то, что даётся в словарях, так как в словарях даётся корень с частицами pa/ba, а это уже не "глаголы", а отглагольное имя или отглагольно прилагательное.
Когда мы говорил студентам -- глагол или гл. корень, то дополнительные частибы pa/ba зачёркиваются.
Re: nota bene... - heruka - Jan. 30th, 2010 08:18 pm (UTC) - Expand
Re: nota bene... - edgar_leitan - Jan. 30th, 2010 10:20 pm (UTC) - Expand
Re: nota bene... - heruka - Jan. 30th, 2010 08:38 pm (UTC) - Expand
Re: nota bene... - edgar_leitan - Jan. 30th, 2010 10:50 pm (UTC) - Expand
Re: nota bene... - heruka - Jan. 31st, 2010 04:30 am (UTC) - Expand
Re: nota bene... - edgar_leitan - Feb. 1st, 2010 10:16 pm (UTC) - Expand
sujanasi
Jan. 30th, 2010 09:02 pm (UTC)
Лингвисты используют для описания таких языков используют понятие предикатива, куда включается то, что мы привыкли обозначать как прилагательные и глаголы.
heruka
Jan. 30th, 2010 09:28 pm (UTC)
С предикативами все понятно. Другое дело, что "мы привыкли", а вот что такое глагол в тибетском - не совсем понятно (мне во всяком случае).
(no subject) - sujanasi - Jan. 30th, 2010 09:42 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Jan. 30th, 2010 11:00 pm (UTC) - Expand
(no subject) - heruka - Jan. 31st, 2010 04:45 am (UTC) - Expand
(no subject) - sujanasi - Jan. 31st, 2010 10:12 am (UTC) - Expand
(no subject) - heruka - Jan. 31st, 2010 12:20 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Feb. 1st, 2010 10:14 pm (UTC) - Expand
(no subject) - heruka - Feb. 2nd, 2010 05:24 am (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Feb. 2nd, 2010 09:45 am (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Jan. 31st, 2010 03:22 pm (UTC) - Expand
(no subject) - heruka - Jan. 31st, 2010 04:15 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Feb. 1st, 2010 10:08 pm (UTC) - Expand
(no subject) - heruka - Feb. 2nd, 2010 05:41 am (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Feb. 2nd, 2010 09:42 am (UTC) - Expand
(no subject) - heruka - Feb. 2nd, 2010 12:17 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Feb. 3rd, 2010 10:45 am (UTC) - Expand
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 10:37 pm (UTC)
Санскрит пользуется синтаксическим понятием предикатива, относящегося не к именной (Nominalphrase), а к "глагольной фразe" (Verbalphrase) предложения. Предикативно (Prädikativ), а не как определения (Attribut), переводятся "прилагательные" (Adjektive), стоящие после имени. Эти истины мы пытаемся вдалбливать нашим начинающим студентам. Но некоторым это практически до формального окончания курса остаётся не совсем понятным.
taṃ ramyam vanaṃ gacchāmi: Иду в приятный лес
tam vanam ramyam gacchāmi: Иду в лес (который/поскольку он) приятен.
На примере таких простеньких высказываний разница малозаметна. Но в более серьёзных текстах она бывает огромна.
Я не знаю насчёт предикатива в тибетском. Там имеются определения перед определяемым словом, соединённые с определяемым генитивной частицей. И есть определяемые после определяемого, стоящие в оппозиции к определаемому и никакими частицами не маркированные.
(no subject) - sujanasi - Jan. 31st, 2010 09:59 am (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Feb. 1st, 2010 10:06 pm (UTC) - Expand
(no subject) - sujanasi - Feb. 2nd, 2010 09:44 am (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Feb. 2nd, 2010 09:49 am (UTC) - Expand
(no subject) - sujanasi - Feb. 2nd, 2010 10:22 am (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Feb. 3rd, 2010 10:49 am (UTC) - Expand
(no subject) - sujanasi - Feb. 3rd, 2010 12:23 pm (UTC) - Expand
nigdeja
Jan. 30th, 2010 08:29 pm (UTC)
Интересно! И очень понятно, даже человеку, далекому от предмета.
Вопрос к последнему: что такое черты изолирующего строя?
Правильно ли я понимаю: английский, больше других европейских языков, направлен на передачу традиции, нежели прогресса, и сближается в этом с китайским?
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 10:26 pm (UTC)
Нет, это не имеет к "передаче традиции" и подобным вещам отношения.
Языки изолирующего строя не пользуются флексиями. Вместо этого служебные, полифункциональные частицы и строго определённый порядок слов структурируют высказывание и синтаксическую связь между частями предложения. Сами отдельные слова также полифункциональны в зависимости от их порядка в предложении: т. е. одно и то же "слово" может быть и существительным, и прилагательным, и глаголом, и наречием: в зависимости от его позиции... В русском, как и в санскрите, относительно не так много частиц, зато довольно много флексий (окончаний...), поэтому порядок слов относительно свободный.
nigdeja
Jan. 31st, 2010 11:04 am (UTC)
Спасибо, так понятнее. Заинтересовалась, сопоставив все больший отрыв английского от американского и реформы языка в Китае. Вообще, трансформации и мутации живых языков - все это очень важные, системные вещи. И, наверное, процессы, в них происходящие, могут быть поняты в сравнении с жизнью древних языков.
(no subject) - edgar_leitan - Feb. 1st, 2010 10:02 pm (UTC) - Expand
sujanasi
Jan. 30th, 2010 09:35 pm (UTC)
В ходе моего весьма поверхностного знакомства с тибетским у меня сложилось впечатление, что все эти грамматические навороты создавались из стремления средствами изолирующего языка сконструировать аналог санскритским композитам. И результат, на мой самскрипологический взгляд, получился чудовищным по своей искусственности))
Но вряд ли классический тибетский стал от этого полисинтетическим языком. Ведь каждый элемент в нем сам по себе имеет значение и фраза конструируется, как из кубиков. А в полисинтетических языках все значения в предложении передаются морфемами- аффиксами глагола, которые сами по себе не употребляются. Как мне кажется, тибетский "полисинтетизм" - это явление семантическое, а не грамматическое: сложные предложения конструируются для передачи сложных причинно-следственных связей.
Хотя в целом все эти лингвистические классификации достаточно спорны. Кибрик пишет в статье на Кругосвете:
"Представление о степени полисинтетизма того или иного языка принципиально зависит от критериев выделения границы слова. На сегодняшний день в лингвистике не существует универсальных критериев того, как определить место той или иной морфемы на шкале «аффикс – клитика – отдельное слово». В результате описания языков страдают несопоставимостью. При изменении представлений о границе слова квалификация языка по шкале «аналитизм – синтетизм – полисинтетизм» может радикально изменяться. Так, французский язык традиционно расматривается как один из наиболее аналитических западноевропейских языков. Между тем такое описание навязывается лишь привычкой воспринимать французский в его орфографической форме. Более объективный подход к живому устному французскому показывает, что этот язык проделал уже следующий этап эволюции – из аналитического он превратился в полисинтетический (К.Ламбрехт). Предложение (5) Il me l"a donné "он мне его дал", которое мы привычно воспринимаем как состоящее из пяти слов, реально представляет собой одно фонетическое слово , и если бы мы описывали этот язык как какой-нибудь малоизученный язык Новой Гвинеи или Амазонии, вероятно, что могла бы быть предложена именно такая трактовка." (http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/POLISINTETICHESKIE_YAZIKI.html)
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 11:12 pm (UTC)
А, большое спасибо за это замечание! Я понял, что надо подробнее почитать труды по общей лингвистике, не ограничиваясь энциклопедиями.
Я понимаю, что имеется в виду в случае французского языка. Но, собственно, так можно подходить практически к любому языку (в пределе). Видимо, здесь теоретический вопрос о том, что считать "границами слова", что такое "морфема" и прочие теоретические вопросы, которые на поверку окатываются не такими уж совсем ясными...
В случае тибетского беда ещё та, что он лингвистически, да и во всех отношениях всё ещё слишком мало изучен.
edgar_leitan
Jan. 30th, 2010 11:17 pm (UTC)
Прочитал присланную Вами сноску, подумал и понял, что всё-таки определение полисинтетзизма к тибетскому, видимо, неприменимо. В тибетском ведь скорее длинный червь предложения, которое может, в свою очередь, превратитьса в имя. Но служебные частицы ведь имеют и самостоиятельное значение.
sujanasi
Jan. 31st, 2010 10:10 am (UTC)
да, мне кажется в этом все и дело. в противном случае любой изолирующий язык можно было бы назвать полисинтетическим.
edgar_leitan
Jan. 31st, 2010 03:24 pm (UTC)
Я просто довольно смутно представлял себе, что такое ТОЧНО полисинтетизм. К тому же, никогда не занимался индейскими языками
dalp
Feb. 1st, 2010 12:36 pm (UTC)
существует ли в тибетском языке Subjunctive?
edgar_leitan
Feb. 1st, 2010 10:01 pm (UTC)
"Категории" как таковой нет. Вы имеете, нечто вроде желательного или же условного наклонения?
Подобные вещи выражаются описательными аналитическими конструкциями.
( 55 comments — Leave a comment )

Profile

moj lik
edgar_leitan
Эдгар Лейтан

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com