?

Log in

No account? Create an account


Прочитал интервью петербургского буддолога А. Терентьева. Очень любопытно как искренний рассказ о личном пути и собственных размышлениях (или собственном мышлении о буддизме), но неубедительно в том, что касается одной из фундаментальных категорий религии, так называемого "опыта". Если точнее, никакой рефлексии над "опытом" как выделенной категорией здесь нет. Есть лишь повторение старого мифа о том, что буддизм — это sola experientia, учение, основывающееся исключительно на индивидуальном опыте. А любой буддолог, согласно этому романтическому представлению востоковедов советского периода, обязан быть буддистом. Меня это утверждение давно веселит. Ведь оно сродни абсурдному требованию, чтобы каждый ассириолог-шумеролог искренне верил в богов Месопотамского пантеона и реконструировал живой культ, специалист по истории и культуре Древней Греции непременно приносил жертвы Аполлону, Дионису и Афине, а латинист-классик с кадилом и ладаном поклонялся статуям императоров древнего Рима. Read more...Collapse )


Баю, баюшки, баю,
не ложися на краю!
Придет серенький волчок
и укусит за бочок;
ножки отгрызет лиса;
зайчик высосет глаза; Read more...Collapse )


В последнее время меня особенно сильно раздражают попытки со стороны индоманов-дилетантов и собственно индийцев вовлечь меня в бесполезные даже не дискуссии, а споры на тему якобы невозможности изучения и понимания индийской философии на каком-либо другом языке, кроме санскрита. Насчёт адекватного и нюансированного, глубокого понимания я, безусловно, соглашусь. Для изучения первоисточников нужно изучать трактаты на языках оригиналов в их историческом, интеллектуальном и духовном контексте. В случае наследия классической и средневековой Индии без знания санскрита (и, если уж на то пошло, пракритов) не обойтись. Однако это не значит, что нипочём невозможно и ни в коем случае не следует преподавать введения в индийские философские и религиозные традиции даже тем, у кого по разным причинам нет такой возможности — получить солидную филологически-историческую подготовку санскритолога. Read more...Collapse )

Пригоршня цветов Ньяи



Продолжаю размышлять над разницей между переводом и вольным пересказом на примере санскритских текстов. Уже какое-то время сижу с одним своим российским учеником над подробным разбором и различными аспектами понимания всех деталей первой строфы из "Пригоршни цветов Ньяи" (nyāyakusumāñjali) Удаяны, крупнейшего индийского мыслителя 10-го века, важнейшего предтечи т. н. "Новой Ньяи" и синкретической Ньяя-вайшешики. Есть неплохое издание текста с четырьмя подробными, сложными высокоучёными средневековыми комментариями. Для желающих — скачать оригинал можно ЗДЕСЬ. Наконец мне удалось сформулировать б.-м. приемлемый вариант перевода этой непростой строфы, основываясь на изучении комментариев, прежде всего "Бодхани" ("Разъяснения") Варадараджи. Read more...Collapse )


Нашёл у одного френда в Лицекнижии строфу из известной санскритской агиографии Мадхавы, "Сумадхвавиджая" Нараяны Пандитачарьи, которая была переведена на английский неким современным последователем школы Мадхвы. Перевод строфы заставил меня схватиться за голову. Как и большинство переводов, делаемых индийцами, он совершенно не различает между собственно переводом и комментарием, иначе говоря, вольным разъясняющим пересказом. Всё бы это было ничего, если бы передача смысла была точной. Однако переводчик явно абсолютно не понял структуры высказывания оригинала, то ли вообще не заморачивался такими мелочами, переводя лишь "слова", а уж соединял их в одно целое, целиком полагаясь на вольный полёт своей фантазии и горделивое сознание своей "принадлежности к традиции". Вот эта строфа: Read more...Collapse )
10 декабря с. г. исполнилось бы ровно 80 лет незабвенному Сергею Сергеевичу Аверинцеву! Совсем было забыл, но об этом своим постом в ФБ напомнил мне мой друг и коллега В. Емельянов. Мне повезло как мало кому: быть близко знакомым с Сергеем Сергеевичем с 1995 г., почти с самого начала его венского периода (он прихал в Вену где-то лишь на полгода или год раньше меня, в 94-м) и до самой его смерти в феврале 2004 г., то есть достаточно близко знать его около восьми лет. Подобного рода знакомство и частое дружеское общение как в Венском университете, так и в домашних условиях было бы крайне маловероятно в Москве. О годах этой благоговейной дружбы я давно уже написал и опубликовал в своём ЖЖ мемуары, ещё требующие серьёзной доработки и основательного редактирования, хотя и давно растасканные по различным платным и недоступным онлайн-библиотекам.

Желающие прочесть или перечесть эти 4 части воспоминаний могут погуглить по заголовкам: "Аверинцев в Вене" и "Вспоминая Аверинцева в Вене", или пройтись по тэгу "Аверинцев" в моём ЖЖ. Также сюда можно отнести фотоэкскурсию "По аверинцевским местам в Вене" (к сожалению, дурацкий ЖЖ ужал эти фотографии до маленьких размеров и не желает их раскрывать в полный формат; по счастью, у меня есть все оригиналы). Как только выдастся время (сейчас главное -- это диссертация!), нужно будет сделать единый документ со всеми этими мемуарами и фотографиями и, возможно, выложить его в свободный доступ (или сделать бумажную публикацию? но очень не хочется заниматься этой канителью). Кроме того, расшифровки и издания дожидаются аудиозаписи моих личныx интервью Натальи Петровны Аверинцевой, публикации которых она, однако, не желала бы в неотредактированном ею виде. Read more...Collapse )


Немного личного санскритского творчества (небольшая редакция моего старого стишка на санскрите): в строфе, написанной размером упаджати (соответств. ведийскому триштубху), обыгрываются палитра значений слов, производных от древнеиндийского корня bhū (быть, становиться), а также используются различные грамматические формы этих именных и глагольных производных, образующие забавные аллитерации с чередованиями b/bh/v. Заодно вспоминается наша старая институтская "игра в бисер", связанная со Шри Джатибхутой и Чайной Дхармой:

भूत्वा बभूवादिविभूतिभूतो मा भूदभावो भववान्बभाषे ।
भूयाद्भविष्यत्यभिभूतितो मे सम्भूतिता भूमितले जनानाम् ॥

bhūtvā babhūvādivibhāvibhūtaḥ /
mā bhūd abhāvo bhavavān babhāṣe /
bhūyād bhaviṣyaty abhibhūtito me /
saṃbhūtitā bhūmitale janānām // Read more...Collapse )
Заголовком данного поста является вольный парафраз названия моей англоязычной статьи, которая в ближайшее время будет опубликована в Дрездене в серии "Vita Regularis", в Институте сравнительного исследования монашеских орденов, в сборнике материалов конференции "Between Community and Seclusion", которая проходила в Дрездене ровно два года назад, и где мне пришлось быть одним из организаторов.

Полное название статьи: "Together or Alone? Some Aspects of Normative Identity of Brahmanical Ascetics in Comparative Perspective". Это эссе, материя которого фактически располагается на пересечении самых разных дисциплин: истории, сравнительного религиоведения, индологии, филологии, герменевтики, социологии и т.д. Оно содержит в сжатом виде многие идеи моего диссертационного исследования, касающиеся систематического подхода к сравнительному изучению такого комплекса явлений, бытующих в самых различных религиозных традициях, как аскетизм и нормативность. Все специальные нюансы, вроде цитируемых текстов на санскрите, историко-филологических наблюдений и примечаний или отсылок к научным исследованиям, даны в сносках. Неспециалисты могут для ознакомления просто прочитать основной текст.

Выложенный вариант представляет из себя preprint-версию статьи, поэтому он пока что непригоден для цитирования в научных изданиях. Однако желающие могут это эссе почитать, скачав с сайта Академии.эду -- вот ЗДЕСЬ. Постараюсь выложить скан опубликованный статьи, как только выйдет наш сборник.
Схоластический (ср. термин "Scholastic Sanskrit" в очень полезном учебнике Garry Tubb-а) или шастрический санскрит (термин мой — Эд. Л.), то есть санскрит философских и иного рода комментариев и трактатов характеризуется совершенно особым стилем, который очень непрост для усвоения не только для начинающих, но и для тех, кто, в целом, неплохо знаком с санскритом на уровне его самой элементарной, но весьма обширной, на взгляд постороннего, грамматики. Понимание основных синтаксических структур и особенностей фукционирования данного стиля является непременным условием для хоть сколько-нибудь успешной самостоятельной работы исследователя с санскритской комментаторской литературой из любых областей интеллектуальных и духовных традиций классической и средневековой Южной Азии. Read more...Collapse )


Некий знакомый пишет в Лицекнижии:

"Что есть новое? В каждой диссертации говорится о том, что она привносит что-то новое в научный оборот. Диссертаций – многие тысячи, а нового что-то не очень заметно. Диссертацию, как известно, может написать любой выпускник вуза, обладая желанием и свободным временем.
Новое – важно. Но что такое новое? Оно чрезвычайно редко. Уже все почти открыто и изобретено, все обдумано. Поэтому абсолютное большинство просто усваивает то, что есть в библиотеках, в опыте социума. Оно новое лишь субъективно, для каждого индивида, это личное открытие открытой Америки или спутников Юпитера. Read more...Collapse )


Согласно воззрениям брахманических философских традиций, одним из средств достоверного познания, помимо непосредственного-чувственного восприятия и логического вывода, является "словесное свидетельство". Однако в различных школах оно может называться и интерпретироваться по-разному. У реалистов-найяиков оно называется "шабда", досл. "слово". В основополагающем тексте философии ньяя, в Ньяя-Сутре, сочинение которой традиционно приписывается Гаутаме Акшападе ("Глазоногу"), и чья окончательная редакция была завершена ко времени Нагарджуны, т. е. около 2 в. н. э. (датировка Матилаля), о "словесном свидетельстве" читаем следующее (см. санскритский текст на фотографии, критическое издание Тхакура):
"Словесное свидетельство — это наставление авторитета (Ньяясутра 1.1.7)“ Read more...Collapse )


Для изучения Вайшешикасутр(ы) [основополагающего текста индийской натурфилософии, 1-2 вв. н. э.] наиболее важным является комментарий Чандрананды (10 в. н. э.), самый старый из сохранившихся и дошедших до нас комментариев, наблюдения над которым позволяют понять многие нюансы герменевтики санскритских шастр (систем традиционного экспертного знания).
Приводим ниже комментарий Чандрананды на сутру 1.1.3:

tadvacanād āmnāyaprāmāṇyam (VaiS 1.1.3)
tad iti hiraṇyagarbhaparāmarśaḥ. hiraṇyaṃ reto ’syeti kṛtvā bhagavān maheśvara evocyate. āptenoktatvasya satyatāvyāptatvād ihāptena hiraṇyagarbheṇoktatvād āmnāyasya prāmaṇyaṃ sādhyate. īśvaraś ca sādhitas tanubhuvanādīnāṃ kāryatayā ghaṭādivad buddhimatkaṛtṛkatvānumānena. Read more...Collapse )


В ФБ कुत्रचित् был выложен перевод одного маленького абзаца из недавно вышедшей написанной на санскрите книги известного (или, скорее, распиаренного) на Западе бенаресского пандита Вагиша Шастри об изобретённой им "йоге речи". Этот бенаресский шастрин, занимавший в своё время пост ректора Санскритского университета им. Сампурнананды, очень популярен в определённой среде западных и российских индоманов своим неакадемическим, вдохновляющим начинающих западных искателей "мистическим" подходом к изучению санскрита. Read more...Collapse )


Одним из стандартных и потому надоевших упрёков фельетонно-фэйсбучной публики в адрес исследователей премодерной Индии, интерпретаторов и историков философско-религиозных традиций является их якобы "птичий язык". Подразумевается его непонятность непосвящённым. Неумeстность этого упрёка следует из его неотрефлексированности, смешивающей в одно целое совершенно разные по типу и происхождению вещи, которые следовало бы строго между собой разделять. При этом нередко можно слышать вопросы: а переводима ли вообще индийская философия на европейские языки? Возможно ли её понять с помощью разумной аpгументации, или в неё нужно только "верить"? Являются ли "посвящения" залогом понимания? Зачем вообще понимание, если на самом деле нужно лишь "практиковать"? Read more...Collapse )


Выкладываю и перевожу в качестве упражнения мангала-шлоку, посвящённую знаменитому Ганеше, териоморфному предводителю небесных воинств, что убирает любые препятствия с пути своего преданного почитателя. Этой строфой-славословием открывается вводная часть широко известной своими переводами на многочисленные языки "Веталапанчавимшатики". Дословно название обозначает следующее: "Двадцатипятерица (рассказов демона-) Веталы". Эта антология рассказов, написанных на санскрите несложным поэтическим размером, в свою очередь, входит в состав "Океана сказаний" Сомананды.

Вот эта строфа:

jitaṃ vighnajitā yasya puṣpavṛṣtir ivāmbarāt /
tārāvalī karāghātacyutā patati nṛtyataḥ // Read more...Collapse )

Чаю Чай



Публикуем отрывки из утерянной в стародавние времена и постепенно реконструируемой санскритской Чая-Пураны:

Śrī-Cāyeśvara uvāca:
bhogāt paraṃ na kiṃcit syāt, sarvasmiñ jagatītale /
na vartate ceha loke, bhogena yan na labhyate //
cāyaṃ tu sarvabhogānām uttamaṃ vai maheśvara /
svāsthyāya kalpate cāyaṃ prabhāte bodhakaṃ varam //
dine tu śamanaṃ cāyaṃ sarvakleśeṣu śodhakam /
aparāhnikanidrāyāṃ cintānāṃ parikartakam //

Read more...Collapse )


Наткнулся недавно на просторах Сети на любопытный санскритский текст, отрывок из наиболее популярной в Индии агиографии Шанкары, приписываемый Мадхаве Видьяранье, жившем в 14 веке в южноиндийском индуистском царстве Виджаянагара (на севере в этот период располагался мусульманский Делийский султанат). Памятник называется Śrīmacchaṅkaradigvijaya, то есть "Завоевание (четырёх) сторон света Блистательным Шанкарой". О проблемах, возникающих с датировками санскритских агиографий Шанкары, можно почитать в монографии Дж. Бэйдера. Отрывок повествует о встрече Шанкары с философом Манданамишрой. Их первая беседа, которая, согласно агиографии, позже постепенно перешла в философский диспут, началась с обмена колкостями, основанными на игре различными значениями слов и амбивалентности определённых санскритских грамматических форм и конструкций. В некоей фэйсбучной группе, где я нашёл любительский разбор этого отрывка, приведённый перевод чрезвычайно неточен и местами ошибочен. Отрывок из-за своего изящества всё не отпускает меня, поэтому я решил сделать собственный перевод и дать несколько пояснений.Read more...Collapse )

Ceterum censeo...

На странице одного давнего френда-китаиста зашла речь о просторечных ("я с Москвы", "ща") или диалектных формах и об отношении к ним разных социальных групп так называемых носителей языка. Речь была конкретно о России . Одна тётенька заявила буквально следующее: "Чем образованнее человек (образованность не в дипломе записана), тем с большим удовольствием он черпает из простонародья". Далее последовал обычный шквал надоевших безграмотных утверждений, что-де "языковая норма постоянно меняется". Read more...Collapse )
В юности во мне пребывало стойкое отвращение к философии. При этом с самого же раннего детства меня живо интересовала мировоззренческая проблематика. Как бы я сказал сейчас, онтологическая и экзистенциальная. Однако этот мой интерес был с детства же занят религией (католическим христианством), но его приходилось тщательно прятать до поры до времени. Философия ассоциировалась исключительно с "тремя источниками и тремя составными частями марксизма", а также с якобы "основным вопросом философии" — всевдопроблемой первичности. Ситуация усугубилась после школы, во время обучения в советском техническом вузе, когда надо было, помимо "Истории КПСС", слушать и сдавать "Марксистско-ленинскую философию" и "Научный атеизм", а также тошнотворнейшую "Политэкономию социализма". Read more...Collapse )

Аспекты духовности

Что бы ни говорили или что бы ни писали про "истинное значение", скрывающееся за словечком "духовность" и его семантическими собратьями, нужно хорошо понимать следующее: относимое к индивиду с его субъективной точки зрения, "духовность" -- это не более, чем эстетическая самостилизация субъекта, важной стороной которой является любование.

Другой аспект: это успешная маркетинговая стратегия, обеспечивающая хорошие продажи любых продуктов, делаемых или просто перепродаваемых под указанным брендом. Её условной единицей можно считать церковную свечку. Тут подойдёт всё: от йоги, техник медитации с мантрами, до софринских иконок, душеспасительных книжек, православных куличей и водопроводной воды "из святого источника".

На уровне общества или его сегментов "духовность" -- это идеологема, за которой скрывается система речевых и поведенческих стереотипов, успешно внедрённых в общество хозяевами дискурсов.

Это именно тот нечастый для меня случай, когда, слыша определённое слово, мысленно начинаешь судорожно шарить по карману в поисках воображаемого бластера. Словечко это для меня в последние годы стало почти столь же отвратительным, как "ленин" или "строители коммунизма". Кто бы мог подумать...

(записано в ожидании чая)


Имея к указанной в заголовке мистической шактистской традиции некоторое отношение через свою индийско-австрийскую наставницу, я рассматривал сегодня с оказией разные иконические и абстрактные графические изображения этой знаменитой богини, символизирующей Знание. Внезапно меня окатило мощное вдохновение, и в течение довольно короткого времени практически сама собою внутренне прозвучала и, снизошед, легла текстом стихотворная строфа на санскрите, сочинившись изящнейшим 19-сложником, именуемым "игрою тигра" (शार्दूलविक्रीडितम् шардулавикридита).
Изучающим санскрит предоставляю возможность самим попробовать перевести и должным образом традиционным речитативом произнести-пропеть эту нижеприведённую строфу (авторские права мои): Read more...Collapse )

Noche oscura del alma



"Люди должны понять, что поиски Бога требуют жертв и страданий. Слишком легко прийти к согласию с Богом, когда светит солнце. Они должны найти Его в холоде и темноте ночи" (Папа Пий ХIII, в миру Ленни Белардо, герой Джуда Лоу).

(С волнением пересматривая "Молодого Папу"...)

...Вряд ли это кто-то поймёт и тем более всерьёз воспримет: в который раз уже пересматриваю МП как своего рода странную инициацию (во что?), крючок веры, цепко удерживающий над отвратительно-тошнотворной пропастью небытия. Странные у "этого Человека" методы, очень странные...

(Если бы я был В. В. Розановым, то непременно приписал бы в конце: "Записано наспех для памяти на грязном обороте старого испорченного бланка")
При подробном разборе дальнейших порций комментария Каундиньи на самую первую из Пашупатасутр (см. мой недавний пост), в контексте описания встречи самого первого Hаставника с первым учеником по имени Кушика в глаза бросился вопрос, который задаёт Кушика своему божественному Учителю — "исторической" инкарнации Шивы (Рудры) в теле некоего не называемого по имени брахмана, воскресшего из мёртвых и восставшего с погребального костра в Уджаини. Вопрос о самом главном в любой религии, о сотериологии: kim eteṣām ādyātmikādhibhautikādhidaivikānāṃ sarvaduḥkhānām aikāntiko ’tyantiko vyapoho ’sty uta na. То есть, "Существует ли или нет полное и окончательное освобождение от (здесь: vyapoha, от vi + apa + vah, досл. "совлечение") всех видов этих страданий/мучений (таких как) ādyātmika, ādhibhautika и ādhidaivika?"
Какие же именно страдания/мучения имеются в виду?

Read more...Collapse )


स बिडालको लकाराणां समानाधिकरण्यमेतस्मिन्व्याकरणेऽधीतुं वाञ्छेत्किन्तु तस्य सनखाः पादा वर्तन्ते ॥ अरे बिडालक । न त्वं व्यसितुमर्हत्येतत्पुस्तकं स्वनखैरिति मम प्रार्थना ॥ नैष ग्रन्थो विच्छेदनाय परन्त्वध्ययनायैवेति यावत् ॥ तस्मादपसर इति परितापेन​ वावदीमि तस्मै बिडालाय ॥

यथोक्तं कुत्रचित्केनचित्

पक्षिणो न भवन्तीह ग्रन्थोऽयं न तु नीडकः ।
मा दारीः पुस्तकं वै तल्लकारा हि न भोजनम् ॥ इति सर्वस्मिल्ँलोके सुप्रसिद्धम् । Read more...Collapse )


В последние месяцы читаю и разбираю с одним учеником на частном санскритологическом вебинаре Пашупата-Сутры (ок. 1-2 в. н. э.) с комментарием Каундиньи "Панчартхабхашья" (ок. 4 в. н. э.), наиболее ранние и авторитетные памятники самой первой и важной из ранних шиваитских групп, т. н. пашупатов, сыгравших ключевую роль в широком распространении почитания бога Шивы на Индийском субконтиненте. Этот важнейший санскритский памятник религиозной словесности был издан впервые в 1940-м году в Тривандруме на основе одной-единственной рукописи, содержащей немалые лакуны. Кроме того, текст Editio princeps содержит определённые проблемы с точки зрения языка, никак не решаемые на уровне самого текста и понимния содержания, без привлечения (увы, отсутствующих, поскольку рукопись всего одна) разночтений. На примере этого издания видно, насколько неверной и полной ошибок может оказаться письменная традиция, при том, что сама живая традиция уже порядка тысячи лет назад исчезла. Read more...Collapse )
С христианством в Европе полная непонятица. Церкви в нынешней ситуации управляемого переселения народов оказались всего лишь примитивными рупорами политики левых западноевропейских правительств, желающих затопить континет культурно чуждыми массами будущих потенциальных потребителей. Соображения правительств и концернов здесь вполне рациональные -- экономика и политика, т. е. чаемая вечная несменяемость левых и освоение миллиардных траншей для обслуживания всей связанной с мигрантской индустрией промышленной инфраструктуры. Не в силах предложить ничего, кроме полного пацифизма и почтительно-трепетного склонения перед варварскими обычаями агрессивных пришлецов, церковники, начиная с нашего всеглупейшего Воробейшества, придурковатого Папы Франциска предлагают своей пастве лишь одно: скорейшую самоликвидацию этой самой паствы якобы во имя милосердного Иисуса. Христианство сводится нынешними пастырями к императиву "быть хорошим и без вопросов и сомнений принимать всех". Но быть хорошим в бытовом смысле можно и без всякого христианства. Read more...Collapse )


Заглянул в ФБ в одну группу, где общаются почитатели-бхакты "Лорда нашего Шивы". Там была дана ссылка на сайт, содержащий любительский перевод одной из Шайва-Упанишад, Шарабха-Упанишады. Посмотрел я и в очередной раз убедился, что любительские переводы, сделанные с огромным количеством ошибок, прямо искажающих смысл высказываний, пожалуй, хуже всякого девственного отсутствия переводов. Кроме того, и сами выложенные санскритские тексты изобилуют ошибками и очевидными проблемами. Совершенно очевидно, что это ошибки двух родов: орфографические и транслитерационные огрехи, а также более серьёзные проблемы, кроющиеся в плохом издании текстов. Кое-где там можно сделать конъектуры, но многие санскритские фразы явно незаконченные. Однако переводчик передаёт их законченными предложениями. Read more...Collapse )


Месяц назад мне довелось заменять внезапно заболевшего коллегу и в течение недели преподавать в Лейпцигском университете разговорный санскрит, в рамках "Летней школы разговорного санскрита", которую уже 17 лет ведёт мой коллега д-р Садананда Дас (в основном в Гейдельберге, но также и в других местах: в Австралии, Италии, Украине и т. д.). Официально я никогда этим прежде не занимался, хотя мне приходилось немало общаться на санскрите с пандитами в BHU (Benares Hindu University), а также с наставниками и их учениками в индийских "патхашалах". Read more...Collapse )
Разбираю сатирическое произведение известного бенаресского энциклопедиста Нилакантхи (17 в.) "Каливидамбана" (कलिविडम्बनम् "Насмешка над Кали-югой"). В нём в 102 строфах описываются различные деградировавшие в век Кали человеческие типы (Hельзя забывать, что, согласно традиционным космологическим схемам, Кали-юга началась свыше 5 тысяч лет назад и продлится в общей сложности свыше 430 тысяч лет; т. е. вся нам известная обычная человеческая история — это период, относящийся к Кали-юге). Среди прочего, автор насмехается и над учёными-пандитами, выставляя в самом неприглядном свете их обыкновения и пороки. Будучи написанной прежде всего для развлечения придворных махараджи, данная сатира является также своего рода предупреждением современникам автора, более всего известного сочинением пространного и при этом несложного комментария на всю Махабхарату. При этом нельзя не заметить, что переведённые мною ниже 9 шлок о пандитах выглядят удивительно актуальными и для современных людей, далёких от культурной специфики премодерной Индии.

Ниже даю санскритский текст в общепринятой международной траслитерации и свой перевод этих строф.Read more...Collapse )

Глупый Панини



Перечитывая "Океан сказаний" Сомананды, вновь наткнулся на легенду о тупице Панини, ставшим волею бога Шивы великим мудрецом за свои аскетические подвиги. Перевод этих пяти строф дан в частично разбиравшейся мною ранее статье К. Б. Военца, см. статью на стр. 169-170. Поскольку перевод даже этих пяти несложных шлок у Военца изобилует серьёзными ошибками, связаными с непониманием им некоторых элементарных санскритскиx оборотов и форм, решил выложить собственный перевод. По словам Хартмута Шарфе (H. Scharfe, Grammatical Literature, Harrasowitz 1977, ср. сноску 8, стр. 89), эта позднейшая легенда из Катхасаритсагары, как и некоторые другие, не имеет исторической ценности. Однако данная легенда, род псевдоисторического анекдота, весьма забавна сама по себе. Такие анекдоты следовало бы собирать отдельно и исследовать как особый жанр — вот ещё одна из задач для санскритологов. Read more...Collapse )
В заметках некоего российского коллеги-востоковеда я постоянно встречаю мысль, которую можно свести к осмыслению телеологии научных занятий. Зачем, в чём смысл наших занятий той или иной дисциплиной? И тут же следует ответ, что смысл в постоянных открытиях каких-то принципиально новых научных фактов, которые будут изменять парадигму нашего понимания определённых периодов истории и т. п.

Всё это звучит увлекательно, но, по сути, обесценивает рутину научного делания, которая сводится к накоплению знаний множества и о множестве отдельных фактов, что само по себе не претендует на немедленный слом устоявшихся парадигм, а также к выработке новых дискурсов. Read more...Collapse )
На одной Лицекнижной странице у меня состоялся обмен мыслями с неким преподавателем Московского православного института. Преподватель-богослов вначале утверждает: "Христос пришел к простым еврейским пастухам, a не к греческим философам или халдейским звездочетам. Вера Христова очень проста. Ее легко принимают простые люди. Поверить в это простое благовестие не сложно, а наоборот очень просто."

Ладно. Но буквально тут же тот же самый человек добавляет: "Опять же, некорректный язык приводит к искаженному пониманию. Надо корректно описывать христианскую религию, и тогда будет правильная картина."

Такой мыслительный анаколуф меня позабавил, и я высказал в ответ несколько мыслей: Read more...Collapse )

Поэтическая речь



В Лицекнижии была любопытная дискуссия о поэтической речи и о началах осознания в разных культурах её как таковой и её особенностей.
Одно из самых красивых определений поэтической речи в Индии мне встречалось у средневекового кашмирского теоретика поэзии Мамматы Бхатты, творившего в 11 веке н. э., во времена расцвета в Кашмире санскритской учёности и изящной словесности, и сочинившего поэтологический трактат "Кавьяпракаша" ("Свет поэзии"). Это определение, написанное певучим размером "арья", открывает трактат:

niyatikṛtaniyamarahitāṃ, hlādaikamayīm ananyaparatantrāṃ /
navarasarucirāṃ nirmitim, ādadhatī bhāratī kaver jayati // Read more...Collapse )

Хорошо быть



В продолжение к прославлению неких двух славных питерских котов, именуемых Муней и Бусей, начало коего положено ЗДЕСЬ и ВОТ ТУТ. В виде Лицекнижного комментария написался небольшой стишок, который показалось жалко потерять. Желающим -- смотреть ниже.Read more...Collapse )


Одним из моих читателей было высказано соображение, что "подобные тексты [шастр — Э. Л.] самостоятельно, в отрыве от традиции понимания таких текстов, изучить, понять и перевести адекватно невозможно". Мысль эта весьма популярна в среде неуниверситетских индолюбов и всякого рода религиозных "практиков", рассматривающих "традиционную" герменевтику как единственно возможную и легитимную. При всей привлекательности подобного соображения для романтиков-индоманов, поддерживающих и распространяющих популярный миф о якобы непрерывности религиозно-философских традиций в Индии, оно вводит в заблуждение. Read more...Collapse )
В начале своего энциклопедического философского трактата "Ньяяманджари" кашмирский мыслитель-найяик и поэт 9 века н. э. Джаянта Бхатта объясняет, что такое "Шастра", то есть система специальных, экспертных знаний. Это очень интересный трактат, в начале которого автор подробно размышляет о природе и назначении Знания и отдельных его разновидностей. В данной краткой зарисовке я хотел бы показать, как "работает" перевод и реализуется постепенное понимание реалий санскритского философского текста, написанного очень непростым "шастрическим" или научным стилем. Я продолжаю утверждать, что, увы, невозможно выучиться хорошо понимать подобные тексты в санскритском оригинале самостоятельно. Не из-за каких-то псевдомистических соображений, но из-за крайне высокого "сопротивления материала". Для не очень опытных санскритологов труден и необычен как сам стиль, так и насыщенность этих текстов бесконечными аллюзиями, остылками на другие трактаты и комментарии.Read more...Collapse )

Танатос, atque Finis Germaniae



Прекрасный Гамбург, который мне так понравился три года назад, когда я был там на индологической конференции -- в огне, дыме и крови. Полыхают пожары, взрывы уличного насилия. Ранено более сотни полицейских. Левыми террористами (антифой, анархистами и прочими мраксистами, которых изолгавшaяся мэйнстримовая пресса продолжает мило называть "активистами") развязана настоящая война.

Собственно, я говорил об этом грядущем левом терроре ещё года два назад. Исламизм и коммунизм -- близнецы-братья. Чуйка, отточенная 20-ю годами советского опыта, меня не подвела.
Берлин посылает на подмогу Гамбургу половину всех своих полицейских, оставшись тем самым беззащитным. Берлин, несоменно, на очереди.

Немцы до сих пор продолжают риторически изгонять Вельзевула ("караул, правая опасность!"), ну и получили большевицкую Сатану во всей её красе. Разумеется, это, как я и предрекал, -- лишь только скромное начало.

Российские и русскоязычные леволибералы, ау! Какой бред придумаете на этот раз? Видимо, опять во всём виноват Трамп?

Немцы -- конченый народ. Безумие самоуничтожения принимает самые разные формы. Остаётся лишь наблюдать за процессом суицида некогда великой нации.

Кстати, официальный лозунг заявленных и разрешённых красно-зелёным магистратом Гамбурга протестов против G20, переросших в огненную уличную герилью -- Welcome to Hell (Добро пожаловать в ад!).


Недавно в одном из своих постов петербургский коллега по востоковедному цеху задавался вопросом, "есть ли смысл продолжать заниматься гуманитарной наукой". Я пока не решаюсь думать на эту тему объективированно, пытаясь формулировать общественные закономерности. Для меня вопрос всегда стоит: а в чём именно смысл моих собственных занятий premodern South Asian studies? (я не уверен, есть ли соответствующий корректный термин на русском языке: "изучение премодерной Южной Азии"? Для русского уха должно звучать странно.Ho такие термины, как индология или, тем более, санскритология являются безнадёжными анахронизмами, некорректными с современной точки зрения).Read more...Collapse )

О сверхценных идеях

Мой друг и коллега вот написал, что тоскует по людям со сверхценными идеями, которые были во времена его юности, а теперь-де их нет, куда-то все перевелись. Я в связи с этим подумал и понял, что я, наоборот, по таким людям нисколечко не тоскую. Даже наоборот. Таких настырных антиков я столько в своё время перевидал, настолько их перекушал, и теперь у меня на них стойкая идиосинкразия образовалась, как на отвратительную для меня пенку в кипячёном молоке. Мономаны со своими всерхценными идеями -- прежде всего мастера манипуляций, набивающиеся в менторы даже тогда, когда их не просят: этакие напористые младостарцы в Церкви, всезнайки-гуманитарии (обычно с техническим образованием) или просто традиционные для России кухонные болтуны о смысле жизни. Read more...Collapse )


"Власть отвратительна, как руки брадобрея"
(О. Мандельштам)

Нередко приходится слышать о необходимости "уважать другого как личность". Если я гражданин правового, а не тоталитарного государства, я никого и ничего не обязан внутренне "уважать как личность". Я могу кого-то уважать, а кого-то не очень: всё это моё глубоко личное дело, а не дело государства, его кодексов и идейных охранителей. Уважение -- категория этическая, а не правовая. Императив уважения другого как личности ни в каких вменяемых законах не прописан, не может быть правовой дефиниции такого уважения, так как по объективным соображениям не может быть и никаких критериев его наличия или отсутствия, кроме субъективного чувства, не поддающегося достоверной верификации. Посему такое требование следует признать не правовым, а идеологическим. Read more...Collapse )
Я понимаю, что давно перестал искать "истинное христианство", как некоторые мои давнишние духовные друзья и менторы, ушедшие бродить и заблудившиеся в различных конфессиях, иерархиях и юрисдикциях, а то и в иных религиях. Нет никакого "истинного христианства", а только то и такое, что мы встречаем в конкретно-историческом проявлении той или иной общины, называющей себя христианской. Read more...Collapse )

Ода к Мунину чреву



Мунино брюхо воспойте, элуров служители мудры,
Лядвий обширность и шерсти могучие копны почтите!
Муром ласкательным мунина глотка зовёт за собою,
Точно небесные трубы гремят победительным мявом. Read more...Collapse )

Вечернее



При взгляде из своего окна на полную Луну сочинилась шлока на санскрите:

संप्रेक्षयञ्च्छशाङ्कं तं भास्वन्तं तमसश्चितौ ।
मत्तमो भिद्यमानं वै हृदये चेति मन्यते ॥

saṃprekṣayañ cchaśāṅkaṃ tam, bhāsvantaṃ tamasaś citau /
mattamo bhidyamānaṃ vai, hṛdaye ceti manyate //

Read more...Collapse )

О "Молодом Папе"



Посмотрел, наконец, со второго захода этот сериал, все 10 серий вышедшего 1-го сезона. Каюсь: с первой попытки я фильма толком не понял и перестал смотреть где-то на 3-й серии. Не пошло, и всё тут. Видимо, из-за неверной начальной установки мне он показался каким-то нелепым, совершенно нереалистичным, слишком гротескным, несмотря на прекрасные декорации и костюмы, а также замечательную актёрскую игру. Во второй раз я отбросил это подсознательное ожидание "реализма", пусть и псевдо-, и стал смотреть фильм как некую притчу.

И фильм этот меня до глубин душевных поразил. Read more...Collapse )
По поводу сегодняшних трагических событий в родном Петербурге: oдин мой католический ФБ-френд, выразив непременную политкорректную скорбь и пожелания +RIP+ погибшим, гневно осудил "беспочвенную болтовню и политические спекуляции" вокруг них некоторых из комментаторов. Дескать, "ещё не время безответственно болтать, когда мы ещё ничего не знаем", и пригрозил потереть всяческие словесно оформленные предположения своих читателей-комментаторов, которые высказывались с политическим оттенком. Понятно, что у себя на виртуальной площадке всякий её хозяин — барин и абсолютный монарх, и даже деспот. Однако сама реакция сего господина и последовавшие за ней разъяснения меня поразили, хотя и несколько даже позабавили. Я тут же невольно вспомнил своего питeрского деда-советского танкиста, твердившего со своим слегка окающим костромским выговором: "Болтун — находка для шпиона!", а также и бабушку, уже во времена Горбчёва горестно сетовавшую: "Как народ языки-то пораспустил! Сталина на них нет!"

Read more...Collapse )


Продолжаю размышлять об идее межрелигиозного диалога, но уже применительно к исламу. На это меня сподвигли неформальные беседы с собравшимися на мою лекцию о монашестве дрезденскими католиками, а также собственные размышления в последние годы. В отличие от таких нехристианских религий, как буддийские или индуистские традиции, в которых важную роль играет высокоразвитый религиозно-философский дискурс, и которым свойственны элементы религиозного инклюзивизма, ведущие по идее к определённой практической толерантности, ислам суннитского толка, особенно в его всё более влиятельной салафитской трактовке, является не совсем и далеко не только религией. Это активная религиозно-политическая модель общественного устройства, а, применительно к быстро захватываемым и инфильтрируемым исламом обществам Запада, модель революционно-насильственного ПЕРЕустройства этих обществ, имеющая глобалистский характер. Read more...Collapse )


На днях мне пришлось в узком кругу дюжины прихожан-интеллектуалов Hofkirche (католического собора св. Троицы Дрездена), читать нечто вроде импровизированной лекции о проблематике сравнительного подхода к изучению монашеских или, шире, аскетических традиций в разных религиях. Конкретно, о возможности (или невозможности, вернее, трудностях) сравнения индийских брахманических и западнохристианских моделей. Собственно, этому кругу проблем посвящено моё диссертационное исследование. Любой сравнительный проект подобного рода предполагает тщательную герменевтическую отрефлексированность используемой терминологии, а также стоящих за терминами концепций и реалий (первичных, конкретно-исторических, или же реалий вторичного порядка, идеальных, вычитываемых из любых текстов концепций, т. н. Imaginarium-a).

Read more...Collapse )
В области исследования индийских философских и религиозных традиций нередкое звучащее противопоставление: перевод смысловой vs. филологический, о котором пишут обычно неспециалисты -- совершенно искусственное и свидетельствует, что так говорящий изучал материал из вторых рук. Оно подобно высосанному из пальца противопоставлению востоковедов-филологов историкам и философам. Смысловой перевод в идеале не должен противоречить семантике, которую может знать лишь исследователь, знакомый с терминами в их контексте оригинала/-ов .

Read more...Collapse )


Предлагаю вниманию интересующихся индийской словесностью свой рабочий перевод кусочка трактата Ньяябхушана ("Украшение Ньяи"), являющегося комментарием на его же трактат "Ньяясара" (Сущность Ньяи) мыслителя-найяика 10 века н. э. по имени Бхасарваджня, одного из видных учителей шиваитской традиции пашупатов. Разбирали сегодня этот любопытный и непростой текст с учеником на нашем приватном индологическом философском семинаре. Переведённый текст представляет собой комментарий на приветственную строфу (мангала-шлоку) автора к "Ньяясаре".

Ниже, т. е. после русского перевода, я даю санскритский текст (согласно изданию Свами Йогиндрананды) в стандартной транслитерации (в разбивке некоторых сандхи следую за издателем), чтобы желающие и умеющие могли попробовать сами разобрать текст оригинала. Read more...Collapse )
Прочитал на днях статью Р. Псху, опубликованную в "Вопросах философии" 3 (2016) и носящую название "Философский санскрит и трудности его перевода". Автор статьи поднимает как нельзя более актуальную как для российских индологов-академистов, так и санскритологов-самоучек тему понимания и интерпретации текстов, сочинённых особым "шастрическим" (научно-философским) стилем санскрита, главными характеристиками которого является его почти исключительно именной характер (минимальное число финитных глаголов) и длинные композиты.

Read more...Collapse )

Profile

moj lik
edgar_leitan
Эдгар Лейтан

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com