Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

О науках, студентах и преподавателях (разговор с самим собой)

Теперь все те вопросы, что я задавал в своё время, лет 15 назад, университету с его наукой, по внешности скучной рутиной и пониманием истины, задают мне некоторые студенты, когда суетный бег кафедральной повседневности приостанавливается, и есть время поговорить, попивая чай. Иногда разговор затягивается надолго, благо до ночи ещё далеко.


Иногда я вообще думаю, почему такие вопросы задают именно мне? Наверное, из-за моего не совсем ясного статуса: вроде бы уже как бы и преподаватель, и сотрудник, на пташьих правах — и в то же время, — вечный, — студент. Но я сам люблю принципиальную неясность статуса: она не позволяет представлять себя козлёночком, которого сосчитали и положили на полку, чтубы пылился в забвении. Всегда есть возможность выскочить из клетки.

Во вторых, я на правах кафедрального старожила всех знаю, стараюсь пообщаться с каждым новым студентом, ввести в "русло традиции". На мне лежит обязанность (как сугубо добровольно на себя взятое делание, вернее даже — мною же придуманное) — рассказывать новичкам о кафедральных преданиях: на шуточном и самом серьёзном уровне. А кафедре действительно есть чем гордиться — тут учились и преподавали очень известные люди. Даже Фёдор Ипполитович Щербатской успел поучиться года 2 в конце 19-го века, у Георга Бюлера. Правда, кафедра тогда называлась, кажетса, "институтом ориенталистики" и была, естественно, в другой части города.

Один из вопросов: как можно заниматься, например, востоковедением (в нашем случае буддологией или индологией), не будучи заинтересованным в буддизме как религии? Обычные ответы некоторых коллег, похожие на отговорки, звучат: "Интересно". Мне такой ответ всегда казался недостаточным и слишком общим. Мало ли, что кому интересно? Рыбачить или собирать грибы для некоторых тоже "интересно".

Самому мне тоже когда-то казалось, что если уж "буддология", то как можно быть буддологом и не буддистом? Как можно быть индологом и хотя бы немного не кришнаитом, вайшнавом, шайвой или тантриком? А через много лет я понял, что не только можно, но даже скорее и нужно. Нужна эмоциональная дистанция, возможность всегда занять метапозицию по отношению к предмету своего изучения, невовлечённость житейских или религиозных предрассудков. Для верующего сознания это очень трудно, хотя и не "совершенно невозможно". А по-обывательски можно порассуждать о политике.

Верующим должен быть богослов. Но в этом сложность: при чём тогда здесь богословские факультеты (один из которых, кстати, закончил я сам) — и наука? Богословские факультеты в Европе (католические и протестантские) очень наукообразны, и часто вместо богословия здесь преподаётся текстология (в библеистике) или история — Церкви, духовных течений, богословских дисциплин, культур, религий. Когда происходит нечто, напоминающее уже настоящее богословствование, то возникает то же сомнение: это всё что угодно, но не "наука". Боюсь, что подобный же вопрос можно задать и философии. Может, поэтому Мераб Мамардашвили, по словам Пятигорского, "делал философию достоянием множества подчас случайных людей"?

Однако в европейских университетах традиция университетского богословия имеет долгую историю. Богословие здесь — в самом основании университетов и даже самой идеe universitas litterarum. Богословие как "царица наук"! Шло время, изменилось представление обывателя о том, что такое "наука". Большинство европейских школьников наверняка скажут: "Это естественные науки". Физика, биология, химия...

Филология: удивительно, насколько пренебрежительным бывает отношение к "кабинетному" человеку, занимающемуся текстами, особенно старыми, многотысячелетней давности. Первый же вопрос: зачем? Даже теряешься, что ответить. Зачем читать стихи, зачем вообще читать книги, зачем вообще пытаться нечто познавать?.. Широкой публике, понятное дело, кажущееся иррелевентным гуманитарное знание, с которым не выпечешь хлеб и не построишь мост — представляется странным и ненужным. Но на Западе хотя бы имеются скромные социальные ниши, где за эти заниятия даже платят какие-то деньги (гранты, проекты и проч.). Есть ли такие ниши в России?..

Студенты приходят к нам самые разные. Иногда — романтики, в поисках "смысла" или — общины. Ищущие денежной работы к нам не пойдут. Эти отправятся к юристам или на экономический.

Если талантливы, то главное — не спугнуть. Вовремя сказать доброе слово или, позабыв о времени — побеседовать. Но и не плясать под их дудку, считая науку или данное научное сообщество виноватыми в том, что мечты юнцов разбиваются о каждодневную рутину: "скучное" изучение грамматик, чтение текстов, порча зрения над рукописями.

Однако "для чего всё это?" Наука же не религия. Помимо понятных соображений o возрастании профессионализма и о "добывании средств на проживание" — всегда остаётся вопрос о смысле делания. Конечно, пишутся статьи и монографии, составляются словари и конкордансы, издаются и даже реконструируются древние тексты. Но — всегда этот вопрос о смысле перед лицом краткости собственной жизни. Однако этот вопрос должен задавать себе уже не учёный, но — всякий человек. В чём смысл моей работы в такой-то фирме, помимо "бабок"?

Я понимаю, что модальный глагол "должен" здесь опционален, почти по санскритской грамматике Панини. Никто никому ничего не должен. Всегда можно выбирать.

Некоторую ориентацию дают слова Гиты о непривязанности к плодам труда как одном из путей к Богу. Делание выше делающего, предмет важнее моего субъективного к нему отношения в данный момент. Моё делание высветляет предмет и приподнимает меня самого за собой, делает меня более "арья"... Не говоря уже о том, что даёт возможность подумть над массой интересных вещей.

Ну а для проявления христианских добродетелей или же пороков научно-студенческая среда более чем благоприятна, как и любое корпоративное сообщество. Самые разные люди, которых нужно терпеть, хотя бы стараться — понимать и не обижать. Ведь и они тебя терпят.

Вот в сухом остатке и получается, что университет как место жизни, кроме (вторичных) "акциденций", субстанцией своей ничем не отличается от остальных моделей жизни. Хорошо быть профессионалом и плохо — пустозвоном, хорошо бы писать добротные вещи и посылать макулатуру на переработку (как в давние времена — делать хорошие ботинки и стараться не делать плохих). Но бывает и наоборот, и ещё как бывает!

В конце концов, как я объяснял на днях одной своей студентке, опечаленной поверхностным болботанием однокашников на нашей кафедральной террасе: среду общения, как и его стиль, создаём мы себе сами. Для себя и вокруг себя. Это для тех, кто чувствует достаточно сил. А кто послабее, да запирает двери своей "внутренней клети". Внутри интереснее.

[Автокомментарий: кажется, откуда-то из топей подсознания вынырнул странный неологизм "болботать". Видимо, гибрид из "болтать" и "бОтать". Увы, хронический недосып иногда закорачивает какие-то внутренние реле... Но словечно не убрал — самому самому понравилось].
Tags: богословие, мысли, наука, образование, религия, университет, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments