Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

В Ливане скончался Великий Аятолла Мухаммад Хуссайн Фадлалла



Несколько дней назад, 4 июля, в Бейруте в возрасте 74 лет скончался один из крупнейших в мире шиитских клириков, Великий Аятулла Мухаммад Хуссайн Фадлалла. Смерть этого действительно выдающегося человека повергла меня в сложные чувства: грусть, раздумья, воспоминания.
[ Здесь можно послушать на английском языке известие Аль-Джазиры о смерти Фадлаллы с очень кратким резюме его жизни и деятельности.]


Вашему покорному слуге довелось встретиться с Шейхом Фадлаллой, когда он гостил на Ливане, летом 2005 г. Меня, в числе австрийских богословов, — студентов и профессоров, — пригласили на длительную аудиенцию с этим харизматическим и высокообразованным лидером ливанских шиитов, что явилось для меня началом подробного знакомства с ближневосточной проблематикой вообще и с ливанской в частности.

Ещё почти в самом начале этого ЖЖ я поместил некогда небольшую статью-заметку, в которой рассказал о своих впечатлениях от встречи с Шейхом. То, что его имя связывают с основанием и своего рода духовным руководством небезызвестной Хизболлой (хотя и не формальным лидерством), только подогревало моё любопытство. Равно же и то обстоятельство, что Фадлаллу весьма уважают ливанские марониты, как и другие христианские деноминации, к мусульманам вообще и к исламским лидерам обычно более чем скептически настроенные.

Уже позже, значительно больше прочитав о Хизболле и её истории и следя за политическими событиями, я нисколько не проникся большой симпатией к этой огранизации. Фадлалла, однако, стоял для меня как-то особняком (знаю, что это только субъективное ощущение). Будучи по происхождению иракцем, из семьи потомственных арабских интеллектуалов-муджтахидов, получив в Наджафе основательное, традиционное схоластическое образование (длившееся что-то около четверти века), вплоть до информативного признания Фадлаллы муджтахидом (самостоятельным авторитетным богословом-юристом, а потом и Аятоллой), Фадлалла был тем не менее гораздо большей фигурой, чем просто высокообразованным энциклопедистом-правоведом ('aalim).

С юных лет он зарекомендовал себя как выдающийся арабский поэт и ритор, который не только в совершенстве владел традиционными средствами арабского стихосложения, но рисковал сочинять экспериментальные и почти ещё неизвестные в то время стихи, написанные верлибром. Одну из книжек своей арабской поэзии (On The Shores of Passion) он мне сам подарил на аудиенции, после краткой личной беседы (в которой я выказал своё горячее желание когда-нибудь в совершенстве овладеть арабским языком), надписав "С любовью и молитвой" (ma?a muHabbati wa du?aa'i).

Переехав ещё в 1950-е годы в Ливан, он постепенно становится там ведущим шиитским клириком. Егo влияние выходит далеко за пределы Ливана и даже Ближнего Востока, простираясь вплоть до Средней, Южной и Юго-Восточной Азии. В последние годы Фадлалла был членом Ливанского парламента от Хизболлы, которая является на Ливане одной из признанных политическим партий.

Когда я написал года 1,5 назад заметку, где я с определённой симпатией рассказал о Шейхе Фадлалле, меня сразу безоговорочно и без всяких объяснений (иногда это была просто ругань) расфрендило несколько израильтян из моих тогдашних читателей. В Израиле, как я слышал, покойный Аятолла считается одним из главных "врагов народа". Реакция этих бывших френдов меня удивила: это только позже я понял, что рубежи человеческой глупости и ограниченности поистине беспредельны...

Помимо глубочайшего образования и безоговорочной нравственной репутации Шейха, очень симпатичным было для меня то, что он всегда старался поддерживать дружеское общение и богословски-политический диалог с ливанскими христианскими общинами, а также с христианами во всём мире, что для исламского богослова не разумеется само собою. В среде своих собратьев по цеху у Фадлаллы была стойкая репутация реформатора и прогрессиста, особую задачу свою он видел в отстаивании социального равноправия женщин с точки зрения исламской юриспруденции. С иранскими коллегами-аятоллами у него были не всегда ровные взаимотношения, что объясняется разными взглядами на проблематику роли Ирана в регионе.

Он был, кажется, первым в мире авторитетным исламским богословом-правоведом, специальным правовым решением (фатва) безоговорочно осудившим террористическую атаку 11 сентября в США. Также он был категорически против взятия кого бы то ни было заложниками, на себе самом испытав этот ужас во время гражданской войны в Ливане и множество раз выступая в качестве посредника в деле освобождения заложников, взятых боевиками Хизболлы.

Увы, в отношении Израиля о, как, наверное, большинство исламских авторитетов, он занимал достаточно жёсткую позицию. Правда, боюсь, что после ухода Шейха его номинальное место займёт кто-нибудь другой, будучи далеко не такой разносторонней и широко мыслящей личностью, готовой к конструктивному диалогу даже с явным политическим противником.

Уже после этой встречи в 2005 году я купил и изучил великолепную монографию про этого выдающегося религиозно-политического деятеля: Jamal Sankari; Fadlallah: The Making of a Radical Shi'ite Leader; SAQI: London 2005. В книге содержится также множество любопытнейших сведений по новейшей истории Ливана и всего ближневосточного региона, а также по гражданской войне в Ливане. Так что всем интересующимся настоятельно рекомендую эту книгу.

Все последние годы я пользовался аудиозаписями проповедей, лекций и семинаров Великого Аятоллы для углублённого изучения великолепного арабского литературного стиля, как в письменной, так и в устной форме. Рекомендую их всем интересующимся арабским языком, их местонахождение: официальный сайт Аятоллы.
Насколько я знаю, фатвы Шейха Фадлаллы даже изучаются, например, на кафедре арабистики (?) Берлинского университета.

Будучи при встрече с Фадлаллой в бенедиктинском облачении, я удостоился рукопожатия шейха, которого не получили даже присутствующие маронитские священники (вторым был один греческим монах с Кипра)… Эта встреча побудила меня много нового прочитать, узнать и по-новому взглянуть на многие сложные обстоятельства политики. Собственно, во многом благодаря впечатлению, произведённому на меня Аятоллой, я несколько лет продолжал усиленно заниматься арабским языком.

И вот этот человек ушёл из жизни. Вряд ли имеетя ещё кто-то из его коллег в настоящее время, равный ему в личностном плане — по широте ума, образованности и готовности о реальных проблемах говорить, причём с самой разной аудиторией. Вряд ли те, кто встанут на его место, будут обладать той же степенью интеллектуальной свободы и толерантности. Несмотря на всю амбиваленность в политическом плане в настоящее время темы ислама и исламского лидерства, следует заметить, что с уходом Великого Аятоллы Фадлаллы не только шиитский мусульманский мир осиротел. Запад также, безусловно, потерял в его лице не только чрезвычайно влиятельного, но и разумного собеседника, с которым можно было общаться и находить в чём-то общий язык.

Фанатиков и безоговорочных ненавистников западной цивилизации в теперешних исламских странах (хотя Ливан, строго говоря, не относится к "исламским странам") всегда найдётся, пожалуй, больше, чем обладающих общественным и политическим влиянием разумных и достаточно широко мыслящих людей.

И потому скажу с печалью, как и полагается в данной ситуации — raDiya-LLahu-'anhu!

[И в заключение, в виде маленького примечания, выкладываю здесь чей-то оперативно удалённый комментарий на "Гранях", где говорится о том, что некая американская политическая обозревательница лишилась работы, выложив на Твиттере сочувственное замечание по поводу смерти Фадлаллы:

Редактор CNN осталась без работы из-за записи в Twitter
Редактор CNN Октавия Наср (Octavia Nasr) уволена со своей должности из-за поста в микроблоге Twitter, сообщает Mediaite.
Причиной для увольнения журналистки стала ее запись о смерти одного из основателей движения "Хизбалла" Мухаммеда Хусейна Фадлаллы. Наср написала, что сожалеет о кончине "одного из гигантов 'Хизбаллы'", к которому она относилась с большим уважением. В частности, восхищение Наср вызывала либеральная позиция Фадлаллы в отношении женщин в исламском мире. Также ей импонировало то, что умерший лидер шиитов выступал за развитие мирных отношений с христианами.
Согласно заявлению Паризы Хосрави (Parisa Khosravi), вице-президента международной службы новостей CNN, она провела беседу с Наср, по итогам которой журналистка ушла в отставку с должности старшего редактора по Ближнему Востоку. Хосрави отметила, что главной причиной для увольнения стал подрыв доверия к Наср, которая поступила опрометчиво, опубликовав неофициальный комментарий с политическим подтекстом, вызвавший серьезный резонанс в медиасфере. Октавия Наср работала на CNN в течение 20 лет, большую часть из которых занималась ближневосточной проблематикой.
Свобода слова и их нравы!!!
Прaвозащитники, вы где? ]





Tags: Ливан, Фадлалла, встречи, ислам, ностальгия, общество, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments