Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Category:

Реплика о гуманизме



Какой нормальный человек в наше время будет отрицать свою причастность или по крайней мере симпатию в отношении гуманизма!.. Для одних это — "всё для блага человека", для иных, не выбравшихся ещё из тенёт советской литературной традиции — это горьковское "Человек — это звучит гордо". То есть, быть гуманистом модно, респектабельно, и не стоит особых усилий, разве что некоторого напряжения речевого аппарата. Однако ни в одну эпоху в истории человечества, как кажется, не было ещё пролито столько крови, как в нашу, уже прошедший "самый гуманный" 20 век.


Гуманист поневоле должен быть идеалистом-романтиком. Ведь только безнадёжный идеалист может "любить человечество", да даже и просто — "человека", зная или догадываясь, сколько гадостей этот родовой субъект совершил за всю свою историю.

Человечество любить невозможно. Разве что немногих оттдельных людей — с огромным трудом, превозмогая инерцию своего "не-могу" или "не-хочу". Любить можно идеальный образ, слепленный по своему обрату и подобию, каких обычно на свете не встречается.

А конкретного человека любить очень трудно — он, бывает, кашляет в неурочное время, сморкается, пахнет пOтом или ещё чем покрепче, у него кривой нос, слюнявый рот и щербатые, давно нечищенные зубы... А потом — болеет, страдает, жалуется на одышку, спорит. Короче говоря — зануда...

Гуманисты, желая облегчить "человеку" жизнь, придумали атомную бомбу, генную инженерию, андронный коллайдер... Возможно, что они вскоре выдумают ещё более замысловатую машину, которая уж точно пошлёт всё человечество прямиком в Шеол — и всё это во имя "человека"!

Гуманисты-правозащитники защищают неотъемлемые права террористов против прав "тупого большинства": терористы, видите ли — охраняемое меньшинство, и акциями своими они что-то хотят выкрикнуть холодному, равнодушному миру, который их ожесточённо не хочет понять...

Был ли Христос гуманистом? Смог ли бы гуманист в серцах произнести: "Род лукавый и развращённый, доколе буду терпеть вас? Порождения ехиднины!.."

В век гуманизма смылась паводком Просвещения страшная, жёсткая альтернатива — спасение или погибель, и притом — вечные. В век гуманизма невозможно по-настоящему пропAсть, как нельзя и исцелиться, обретя первоначальную целостность невинности. Можно только заболеть и, приняв прописанную гуманным доктором пилюлю, выздороветь. Или помереть. Но смерть перестала быть встречей с Богом, оставшись просто досадным упущением. Недосмотром гуманиста-механика Эволюции, что гуманист-генетик обязуется вскорости исправить. А пока — забыть о ней.

Страдающему душой гуманный психиатр пропишет электрошок или психофармакологический препарат. Давний идеал общения с богами или — покорность судьбе с её железной поступью, заменил гуманистический императив скучноватой, банальной нормальности.

К этом разрозненным и довольно печальным мыслям о культе гуманизма хотелось бы присовокупить замечания покойного А. М. Пятигорского об одном из любопытнейших людей 20 века — Георгии Ивановиче Гурджиеве [взято из интервью Пятигорского "Я — человек никакой культуры", опубл. в "Избранных трудах", изд-во "Языки русской культуры": М 1996]:

"Он был замечательным человеком и совершенно не подходящим для конца 20 века. Гурджиев — абсолютно чёткий антигуманист. Он считал: всё, что происходит с человеком, — результат выбора, и человеку просто надо это понять. А когда его спрашивали: а вот если вас забирают в коцлагерь и убивают, как барана? Он говорил, что надо взять нож и убить человека, который пришёл за вами, и погибнуть в этой борьбе.

(А если нет ножа?): Он считал, что нож есть у каждого порядочного человека. Он был кавказский человек. Он упрекал людей, которых спасал в огромном количестве, упрекал их за то, что у них не было сил к активному сопротивлению.

Это был необыкновенный человек. Когда союзники освободили Париж, его арестовали за сотрудничество с немецкими властями и посадили в тюрьму для суда за коллаборацию. Посыпались тысячи писем. Оказалось, что, пользуясь своими эсэсовскими связями, он спас сотни людей, прятал их у себя (его дом не обыскивали). Он прятал евреев, английских десантников, несчастных партизан — макизаров.

Гурджиев — это повершенно удивительный, странный случай мистической диалектики: с одной стороны, он считал, что ни один человек не должен давать себя убить, как барана, с другой — он определённо осуждал партизанское движение... Он считал, что единственный вид сопротивления злу, который возможен, — это индивидуальное сопростивление. Если индивид не способен на личное сопротивление, то любое коллективное сопротивление заранее обречено на неудачу, или оно будет коррумпировано ещё до того, как будет одержана победа, если она вообще будет одержана...

Будучи апологетом индивидуального сопротивления, он ненавидел войну и терроризм. Он был очень странным мыслителем..."
Tags: гуманизм, гурджиев, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments