Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Переходы



Другая личная дата, на сей раз почти юбилейная: ровно 5 лет назад 23 декабря Ваш покорнейший стал гражданином Австрийской республики. Летом (scJ) будет 17 лет как живу в Австрии (из них 16 лет в Вене), а всего вне России провёл 20 лет, то есть практически половину нынешней жизни.


Много лет я просто считал себя студентом, обучающимся волею трудноисследимых судеб заграницей. Самоосознание себя эмигрантом гнал прочь: уж очень связано с этим много политических аллюзий, — из прошлого и настоящего. И потом, эмигрантом по отношению к какой стране — России, Латвии?.. По отношению к "Эсэсэру" — уж точно беженцем. Ни к каким эмигрантским "культурным" сообществам никогда не принадлежал, сторонился их, хотя бывало и звали.

Как когда-то писал об этом в одном очерке, "русским" в советские времена себя никогда не ощущал. Русскость была для меня тогда синонимом советскости, которую с самого почти младенчества ненавидел. Всколыхнуло вдруг, в конце 1990-х, самом начале 2000-х, когда показалось, будто… — а вдруг сойдёт Россия со своих порочных кругов вековечной маеты между жаждой пролития крови своих, ненавистью к иноземному, горделивостью своей "исключительностью", кичливым высокомерием в отношении малых народов, её населяющих, переходящим в высокомерное же покровительство ("мы вас кормили/кормим...")? А вдруг — станет нормальной страной? Хотя — что такое норма? Наверное, там, где не подданные и опричники, но — граждане...

Получение очередного европейского гражданства совпало с изменением в личном восприятии мифологии России. Понял, что не "Россия" это больше. Пусть будет — "Российская Федерация", а в просторечии "эрэфия". Той России, которой перешибли хребет большевики, давно нет. А "Совок" вновь возродился, пусть и в форме уродливого чекистского мутанта. Не Советский Союз, а именно "совок", с его извечным страхом всех, подозрительностью, шпиономанией и сакраментальными "товарищами", которые, как кажется, вообще никогда не помирали — даже в самые разлихие 90-е.

А жадный интерес и любовь также и к православию, сопровождающиe меня с самой юности, рука об руку с католичеством, сменил место постепенному отстранению, даже холодности. То, что сейчас выдаёт себя за него, едва ли имеет отношение к христианству, как его малый мой разум вмещает. Чур меня — лучше помолчу! Неужели нужны новые гонения, чтоб ощутился тот родной, благоуханный "дух" христианства, так знакомый мне с детства?..

Принадлежность с самой младости к католической культуре облегчила переход и к немецкому языку, и к житью там, где не родился и не вырос. Ведь в конце концов каждый из нас — где-то "гражданин Неба", даже если он об этом и не знает или не хочет слышать. А достаточно здесь пожив, понял смехотворное мифотворчество о Загранице людей, никуда из утробного родового гнезда не выезжавших, а если где и побывавших, то всё равно видящих лишь себя, свои кривые отражения в запылённом зеркальце позабытого трюмо. Смешно, когда взрослый человек говорит: "Для того, чтобы ощутить красоту [берёзок, холмов, озёр, лесов, etc.] — вовсе необязательно наслаждаться Ниагарским водопадом, величественными видами Альп" и прочее. Но ведь границы восприятия эстетически значимого можно и раздвинуть, не так ли?

Частые поездки и в Питер, и в Прибалтику, а также интернет и телефон сократили ощущение "эмиграции" до ничтожного клика мышкой или набирания цифр. И всё же… дистанция только возросла. Когда от молодых слышу, что "лишь новая опричнина очистит...", или что-то такое, неудержимо тянет сами знаете что сделать. Щёлкнуть собеседника по носу напёрстком, или сходить освободить желудок. Неужели не понакушались опричнин-чрезвычаек? Видно, собирательному „русскому человеку“, так природно свойственно живое человечье мясо регулярно покушивать, да чтобы с кровушкой. Всё то же, ещё с Серебрянного века надоевшее, воспетое пророками "великого кровавого очищения" дионисийство. И здесь — чур меня! Как сказал герой великого литовского актёра Бенёниса (Banionis): "Не люблю крови..."

Итак, 5 лет как гражданин Альп (близко к небу!), и почти 20 — живущий вне мест, где преимущественно говорят по-русски. Хотя русский мат теперь довольно уже нередко приходится слышать на венских улицах, — всё относительно. Долгий срок, непростые взаимоотношения с самим собою, много над чем поразмыслить. Движение в (о)сознаниях продолжается, а грани переходов так зыбки, смятение же рядом...

А Вена — странноприимна, дружелюбна, уютна. Настоящее убежище беспокойной душе, не имеющей своего долговременного пребывалища. Спасибо ей за это!
Tags: личное, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments