Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Сино-Тибет



Один молодой кафедральный коллега-тибетолог провёл Рождественские каникулы в Тибете: в Лхасе и в разъездах по окрестным монастырям и местностям. Сегодня с оказией об этом вдруг завязался разговор, на котором он и поведал свои впечатления. Сам он профессионально занимается тибетской медициной (будучи к тому же врачом по своему первому образованию) и свободно владеет лхасским диалектом разговорного тибетского.


Впечатления такие: прогрессирующая, агрессивная китаизация Тибета. Как и русификация на национальных окраинах Российской Империи или СССР, конечно же — прикрывается лозунгами об "общенародным наследии". Китайцы считают тибетский язык недоразвитым диалектом китайского, а тибетцев — этакими недокитайцами, которых надо всемерно обучать китайскому языку. Тогда, может быть, и выйдет толк, по крайней мере, к следующему поколению.

Практическое следствие — в тибетскиx школах в "Тибетском Автономном Регионе" КНР тибетский язык преподаётся тибетцам только года то ли 2, то ли максимум 4, а потом вообще всё среднее образование переходит на китайский. В начальных школах китайский преподаётся тибетским детям с самого зачина. О высшем образовании и не говорю. Человек, не владеющий или плохо владеющий китайским, не имеет никаких шансов найти государственную службу и вообще сколько-нибудь сносную работу. В то же время прекрасно владеющий китайским тибетец может стать госчиновником, получать приличное жалованье, медицинскую страховку и государственную пенсию, 2-3 месяца в году у него отпуск, а на работе он может нередко и вообще ничего не делать, протирая штаны в присутственном месте.

Лхаса производит впечатление туристического города, хотя и множество китайских солдат на улицах. За входы в Поталу, Джокханг и иные монастыри взимают плату, эквивалентую 10-12 евро: огромные деньги для этих мест. В общем, туристов выдаивают как можно. Основные храмы, разрушенные во время т. н. "культурной революции", сверкают туристическим глянцем. При этом пожертвовать деньги на тибетские монастыри с Запада никак невозможно, приходится провозить их контрабандой.

Лхаса, по свежим рассказам коллеги, производит впечатления места, где религию (буддизм) можно "свободно" практиковать. Однако на поверку выясняется, что это очередные россказни китайской пропаганды. В буддийских храмах, конечно, молятся простые тибетцы, но тибетцы, находящиеся на госслужбе, так же не имеют право бывать в своих храмах, как учителя или иные госслужащие во времена Совка: за ними постоянно шпионят.

Многие из лхасской молодёжи (которые тибетцы, которых, к слову сказать, в Тибете вообще и в Лхасе в частности, — давно уже меньшинство) своего языка вовсе уже не знают, предпочитая говорить по-китайски. Вполне очевидно, что полная ассимиляция тибетцев в историческом Тибете, которую целью положили китайские власти, не за горами: через поколение-другое.

Тибетских кочевников, испокон веков вольно бродивших со своими стадами по всей стране, коммунистические власти насильно сгоняют в бетонные блоки, при этом не обеспечивая ни работой, ни какими-нибудь шансами на сколько-нибудь удовлетворительную жизнь. Традиционная культура кочевников практически изничтожена, а бывшие кочевники, не имея образования и не имея работы, прозябают в нищете и спиваются. Ещё одно преступление коммунистов, и, характерная деталь — как же ненавидят они волю и независимость в любых её проявлениях!

В общем, от рассказа этого у меня остался горький привкус: коммунисты, видимо, везде одинаковы, будучи не только патологическими лгунами, к тому же ещё и шовинистами, все многочисленные "малые" народы своей теперь уже не Поднебесной, а кроваво-красной империи считая китайцами или, по крайней мере, недо-китайцами. Чем-то мне эта ситуация напомнила Эсэсэр в Прибалтике, особенно в Латвии, с агрессивной русификацией: "Говорите по-человечески, а не на своём собачьем языке!"

Сейчас, по наблюдениям коллег, занимающихся этой проблематикой, всё увеличивается пропасть между тибетским языком жителей диаспоры (в Индии, некитайских Гималаях и на Западе), и тибетской речью коренного населения самого Тибета, которая до предела насыщается китайской лексикой, прямыми кальками с китайского, его синтаксическими конструкциями и идиомами. Скоро представители некогда одного народа вообще перестанут друг друга понимать. А ведь речь не идёт о жителях разных исторических регионов Тибета, говорящих на сильно разнящихся диалектах, но о людях, чей диалект, исторически, должен был бы быть одним или сходным.

Всё это, ещё раз повторюсь, не могло не напомнить мне ситуацию с агрессивной русификацией Латвии, особнно в её восточной части, Латгалии, а также в крупных городах, где в некоторых местностях уже и речи-то латышской практически невозможно услышать. Конечно, очень сочувствую тибетцам, поскольку люблю тибетский язык, и вообще сострадаю самобытным культурам, находящимся на грани полной ассимиляции агрессивным бывшим соседом, а нынешним хозяином. Как-то так, кажется, было с Древним Шумером. Так, вероятно, произойдёт в текущее столетие с Прибалтикой (за исключеним Литвы). Так происходило и продолжает происходить в Китае или в России. Жалко — сколько мир и человечество от этого теряют, а агрессор вряд ли выигрывает!



[На картинке -- безликие жилые коробки современной синизированной Лхасы]
Tags: Китай, Лхаса, Тибет, коммунисты, общество, тибетский язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments