Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

СПЕЦИАЛьНО ДЛЯ ИНДОЛОГОВ-САНСКРИТИСТОВ, НЕОБХОДИМОЕ УТОЧНЕНИЕ



... к названию "поста" от 23-го ноября с.г. („pañcaśailasya buddhimālā: Венок мыслей А. М. Пятигорского“), где были выложены мысли А.М. Пятигорского о "неспецифическом" объекте философии и об "обсессии" в европейской культуре понятием "Другого". Пишу это по следам недавнего недоумения одного из читателей-санскритологов, возразившего мне на формальную возможность именно такого перевода фамилии философа, а также на моё вольное перетолкование санскритского слова mālā как "венок".


Название это -- мой собственный "прикол", когда я дословно перевожу на санскрит фамилию "Пятигорский" как "pañca-śaila", то есть конструирую композит, исходя из ступенек "тип-подтип", как-то: tatpuruṣa--karmadhāraya (по паниниевской системе, кармадхарая является частным случаем татпуруши, что не совсем соответствует принятому в европейской грамматике описанию, где кармадхарая называется отдельным типом композита!)--dvigu -->> bahuvrīhi (samāsavigrahaḥ = pañca śailāḥ parvatā ity artha yasya sa tathoktaḥ).

Конечно, можно было бы прикалываться дальше и образовать от pañcaśaila дальнейший дериватив-таддхиту (taddhita), вроде „pāñcaśailya“, что было бы ещё более точной передачей "адъективного" (= вроде как притяжательное прилагательное...) характера происхождения фамилии Пятигорс-КИЙ, но санскритскй композит типа бахуврихи (bahuvrīhi)УЖЕ является притяжательным прилагательным. И посему -- alaṃ prasaṅgena!!!

Слово для перевода на санскрит понятия "гора", которое я выбрал, вполне конвенциональное, как я недавно ещё раз проверил по основным санскритским словарям (Apte и PW), вовсе не ограниченное в своём употреблении только для "священной пятерицы гор -- Хималая, Виндхья и т.д.", употребляется, насколько я знаю из самой устной традиции, для обозначения самого обычного понятия "гора/скала". Конечно, можно было бы воспользоваться каким-либо другим словом из известного "набора": giri, parvata, tuṅga, кеннингами вроде acala, naga, или по типу °dhara: avanīdhara, kṣitidhara, pṛthivībhṛt, mahīdhara и т.д. и т.п. Суть дела в нашей Касталии не меняется :))

Мой перевод словечка mālā как "венок" не совсем строг, но основан на ряде образныx "кросс-культурных" ассоциаций. Вообще-то, как было правильно замечено, "mālā" обозначает "цветочную гирлянду", которая вешается на шею -- наставнику-ачарье, статуе божества или обвивает в случаях чествования шею коммунального политика. Но, позволю себе заметить -- не только это значение существует! Также это обычное слово для обозначения чёток, нанизанных на нитку бусинок для совершения "джапы" (japa) -- повторения молитвенный формул или мантр, имён божества и т.п. У меня это неким образом вызвало ассоциативно в представлении образ католических чёток, т. н. "Розария Прсвт. Богородицы". Всё дело именно в понятии "Розария", где одна его часть- „тайна“ традиционно называется как раз "венчиком". То есть этакие венчики, состоящие из молитвословий, сопровождающиеся углублёнными благочестивыми размышлениями под перебирание бусинок. Что, в общем, неплохо соответствует самому жанру неспешной медитативной философской беседы, хождения вокруг темы кругами, приближаясь-отдаляясь и т.д. Вспомним декартовские "Медитации" (если я ничего не путаю...)!
А где "венчик" или "грилянда", там и "венок"... Вот и все ассоциации, откуда известная филологическая вольность в обратном переводе известного санскритского слова „mālā“.

Смею заверить, что сам Александр Моисеевич тут совершенно ни при чём. Я просто произвольно надёргал из одной его статьи несколько меня заинтересовавших "мыслей" (назвав их по-санскритски "buddhi“, но с таким же успехом мог бы использовать какие-нибудь citti, dhī, dhīti, manas (?), mati, vikalpa…).

Всё это всего лишь искусственно санскритизированное название, которое тут "более для шутки", -- не больше, чем дань стилизации под древнеиндийскую или арабскую моду давать своим разного жанра антологиям такого рода причудливые названия. Правда, это дало мне возможность лишний раз порассуждать на тему о словообразовательном многообразии и красотe санскрита, а равно и справиться в авторитетных словарях, упрочивая свои более чем скромные познания в языке "мудрости браминской".
Да здравствует наша Касталия и её Владыка, Великoe Шкафнoe Существо, Господин Чая (Śrī Jātibhūtam, Cāyeśvaraḥ)!!!
Tags: игра в бисер, санскрит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments