Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

  • Mood:

Ещё раз о глаголемой толерантности, или разговор с зеркалом



С некоторых пор, когда я слышу слово "толерантность", в сознании возникает сразу несколько образов, наслаиваясь друг на друга. Во первых, это аверинцевское (а может, и не его лично, но цитировал его Сергей Сергеич весьма часто) определение её как "самого холодного вида любви". Где слово "любовь" в данном специфическом контексте вызывает у меня в воображении исключительно "любимое блюдо", а "толерантность" подобна холодильнику, где любимые скоропортящиеся продукты хранятся от порчи. На льду.


И второй образ -- это картинка старинного зеркала, с позолоченной рамой, что было изначально покрыто толстым слоем пыли. Мои радения о толерантности будут сводиться к старательному обеспыливанию поверхности этого зеркала, очищению его от паутины, любовному многократному протиранию. Зачем же? Чтобы ничто не мешало вести диалог: с самим собой, с зеркальным изображением себя, родного и любимого. Кто мне уж точно ни в чём не возразит!

И опасность от которого может лишь исходить в случае, если "визия" в зеркале мне не придётся по сердцу и вкусу. Конечно, зеркало виновато, "коли рожа крива"! Поэтому бросок тряпкой или, пожалуй, удар молотком в ненавистное изображение, в самую его серёдку, возмогут положение исправить. Так идея толерантности благополучно спасается от её носителей.

Наверное, всем нам, и на Ближнем Востоке живущим, и на Кавказе, и в Афганистане, и в Европе, исключая разве что каких-нибудь "war lords", приторговывающих оружием и наживающихся на человеческом страдании, сама идея войны ненавистна. Все мы хотим жить в мире, не так ли? Только вот ненависть к "идее" чаще всего переносим на воплотителей этой самой идеи, на тех, кто, по нашему пониманию, эту самую войну развязывает. Ну конечно же, это всегда "они", другие! Всегда другие, которых я так ненавижу. А поскольку это именно "другие", то не могу же я быть неправым! Ведь со мною -- "мои", "наши"!

Мысль о том, что это всегда я, "я сам", с кого все войны, любая война непременно начинается, как "Родина" в известной советской песенке, скорее всего не приходит нам в голову. Можно по-разному относиться к Фёдору Михалычу Достоевскому, конечно: считать великим писателем и даже "пророком" (Нави), или же истериком и путаником, но когда-то меня глубоко поразила фраза в одном из его романов: "Это я перед всеми за всё виноват!" (ну что-то вроде того...). Думаю, в ней герменевтический ключ. Но ведь подобный подход предполагал бы допущение, что противники, "враги" -- тоже люди, пусть и несколько отличающиеся от меня по своим представлениям.

И что если желаешь мира, хотя бы когда-нибудь, неплохо бы объявить ВОЙНУ -- только самому себе! Своему невежеству, тупости, ограниченности, самодовольству, чувству исключительности и личной избранности. Но ведь это, уважаемые Господа, уже не "толерантность" известного кота Леопольда, это неустрашимость, мужество воина! Только фронт переменился, став внутренним, разделив осаждённую крепость моей самости, бастион моего "эго", истинный источник всех войн, насилия, несправедливости и притеснений.

И последнее примечание, чуть более личного свойства. Удивительным зерцалом само- и, вообще, познания мира и людей, иже в нём, является Живой Журнал. Как отметил один из моих уважаемых читателей -- благодарное поле для психологических исследований! Будучи за последние недели несколько раз подвергнут злой и унизительной процедуре "расфренживания", я стал как-то над темой размышлять. Почему?

Удивительная вещь: в некоторых случаях явно, что материалы "слишком откровенно христианского характера" были тому виной. В других случаях ровно наоборот -- Ваш покорный слуга был обвинён в "отсутствии христианского смирения". Увы, создать на просторах ЖЖ форум общения и диалога самых разных людей, главным условием действия которого является добрая воля означенных участников, в моих глазах в идее своей провалилась, как полностью утопическая, если изначально не инфантильная. Видимо, мы создаём себе своих кумирчиков по своему образу и подобию, потом поклоняемся им, с преданностью неся свои дары данайцев. Как писал в своё время незабвенный, великий лондонский Денди, томясь в Редингской темнице, когда настигло его запоздалое горькое прозрение:

"Some do the deed with many tears, And some without a sigh: For each man kills the thing he loves, And each man does not die".

Впрочем, кто я такой, чтоб рассуждать подобным образом о таких материях? "Разве я сторож брату моему Авелю?"...
Tags: политика, публицистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments