Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

Филологи о мастерах интеллектуального трёпа



Довелось мне недавно обстоятельно побеседовать за обедом, когда у нас проводилась международная конференция по буддийской эпиграфике, с одним весьма известным немецким буддологом из Фрайбурга, академиком и профессором Оскаром фон Хинюбером. По его "Обзору ранних среднеиндийских языков" (Das ältere Mittelindisch im Überblick) я когда-то сдавал общий вводный курс по пракритам, практически выучив (на тот момент) книжу наизусть.


Так вот, он рассказал, что кафедру индологии, которые он во Фрайбурге в Брайсгау возглавлял, после того, как он вышел на пенсию, попросту тихонько упразднили. Сам от года на три свой выход на пенсию оттягивал, чтобы попробовать спасти кафедру, да не тут-то было. Решение то ли в министерстве, то ли в университетском сенате было принято. Причём самое забавное, что и сенат, и министр спихивали ответственность за это принятое решение друг на друга.

Как человек, далёкий от столь высоких сфер, я думал, как и многие мои коллеги, что дело просто в финансировании. Иначе говоря, министерским или университетским чиновникам денег жалко на столь "бесполезные", с точки зрения нынешней любви к чистогану и идола самоокупаемости, науки, как восточная филология. Раньше, в традиционных обществах вроде тибетского или древнего и классического индийского (как недавно заметил другой наш именитый академик-буддолог, Эрнст Штайнкелльнер) истинным капиталом были знания (поэтому, к примеру, и существовала определённая монополия на знание в тех же тибетских монастырских университетах, когда некоторые типы образования и, соответственно, текстов, были доступны только монахам, но не мирянам). Теперь капиталом стали сами деньги и "экономическая рентабельность". Вроде бы всё предельно ясно.

Однако выяснилось, что деньги, положенные кафедре индологии во Фрайбурге, не были, согласно утверждению профессора фон Хинюбера, потрачены на другую профессуру или какие-либо "более полезные" или самоокупаемые научные проекты. И никто эти деньги, кажется, не "распилил" — не совсем это в немецких традициях. Просто закулисно было принято решение кафедру изничтожить. Ведь в масштабе финансирования любого крупного универститета такие "едоки", как индологи или какие-нибудь буддологи-тибетологи, кажутся мелкой мошкарой. Это не деньги. Так что дело в самой глубинной сути образовательной политики.

То, что утверждал отставной профессор и академик, поражало своей простотой и очевидностью. Но нужно было непринуждённое высказывание такого авторитетного лица, чтоб это до конца прочувствовать. Так вот, он говорил, что в наши нынешние времена всеобщего околоинтеллектуального трёпа просто неудобно, нельзя себе позволить иметь основательных "специалистов, которые бы хорошо знали, о чём они говорят". Просто потому, что хорошо знают языки, из первоисточников знают "идеи" в их культурно-исторической взаимосвязанности, разбираются в текстах с их тонкостями и частностями.

Ведь гораздо легче говорить о том, о чём не имеешь представления или представление самое приблизительное! Так, он посетовал на археологов, которые, что-то там раскапывая, не умеют и, более того, не хотят читать надписи. Или на "буддологов", которые довольствуются обычно очень плохими английскими переводами первоисточников, вместо того, что изучать сами эти первоисточники.

Здесь я, кстати, могу сам подтвердить фантастичность (в смысле ошибочности и крайней неточности) имеющихся английских "переводов" (я бы сказал, пересказов) тибетского медицинского трактата "Гьюши", сделанных "с помощью пересказов лам": мы занимались этим около года назад на одном аспирантском семинаре. А ведь такие переводы публикуются и даже становятся авторитетными в своей области. Примеров таких не счесть.

Итак, подведём наш маленький итог. Кропотливое изучение классических востоковедных текстов (скажем, на санскрите или пракритах, или тибетском, или китайском — неважно) нынче не в моде: прибыли оно не приносит, а вот опрокинуть иную из теорий модных болтунов ещё как может, при случае. Кроме того, знание текстов на языках оригиналов, а также в их исторической взаимосвязи может больно ударить по конъюнктуре как раз модных "религиозников" от Востока (это другой тип болтунов, довольно-таки агрессивный), которые уверены, что иной колдовской* обряд какой-нибудь тантрической инициации ipso facto (самим своим проведением) приобщат их к "древнему эзотерическому знанию" и к правильному пониманию того, что происходит, а языки изучать вовсе ни к чему.

Это те безумные "красавы", что безудержно и хамски, при каждом удобном случуае, шельмуют филологов, как ни попадя цитируя (повторюсь — увы, обычно очень плохие!) английские переводы своих "священных писаний", и для которых академическая наука самим своим существованием — как для быка красная тряпка. Как сказал профессор фон Хинюбер, "в глубине души они знают, что их знание соответствующих языков крайне поверхностно", вот оттого-то и „разоряются“ на профессионалов.

Дискутировать с подобными субъектами, как показывает опыт, представляется крайне бесполезным и даже болезненным занятием. В своём обскурантизме они всё равно останутся стоять на своём, как тот милый человек, что меня вместе со всеми филологами (я почёл это за честь, однако!) послал в ад, сославшись на высказывание какой-то индийской Пураны.

Однако имеется множество любителей, в наших "восточных темах" (обычно с поляризацией в сторону исключительно религии и всяческого мистического тумана**, но никак не "интеллектуальной истории" или "истории восточных философий") добросовестно заинтересованных. И вот ради них-то стоит иной раз поломать копья, показав недоучкам их место — в классах начальной школы! А там уж следует надеяться, что человек умный, имея перед собою палитру мнений, сам постепенно разберётся. И будет относиться к осторожной оговорке академического учёного, а также к гипотетичности его выводов с значительно большим пиететом и вниманием, нежели к голословным утверждениям иных из шаманов, мастеров интеллектуального трёпа на "духовно-религиозные" темы.

Примечания:

[* Упрежу рассерженные реплики "восточно-религиозников": к тантрическим традициям, буддийским или индуистским, автор сей небольшой гневом пузырящейся филиппики относится крайне серьёзно, зная их сериозность и действенность по собственному скромному опыту. Отсюда и скептическое его отношение к религиозным шарлатанам и самозванцам, коих развелось за последние десяток или два десятка лет изрядно, — особенно в области так называемой тантры, — и которые эксплуатируют понятное человеческое стремление к чуду преображения своей жизни в явных эгоморфных целях, будучи при этом неучами или, что ещё хуже, поверхностно начитанными образованцами.

** О "мистическом тумане": конечно же, далеко не всякая мистика является туманом. Но, помимо проблематичности самого термина, следует заметить, что в туманности её, опять же, заинтересованы самозванные "учителя истины", для которых слепая преданность адептов несёт очевидный профит. Увы, диалог с ними невозможен, как и с любым фанатиком, заранее уверенным в своей правоте и в том, что собеседника следует либо обратить в свою веру, либо просто хорошенько прибить].
Tags: востоковедение, наука, образование, размышления, учёные, филология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments