Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Околобогословские размышления о Судьбе и т.д.

Рассуждая о «Судьбе», «Божием Промысле» и подобных этому понятиях, хотелось бы сразу оговориться: уточнять словоупотребление следует, исходя из того, как же я сам хочу видеть себя относительно употребляемого мною языка. Речь идёт о степени отрефлексированности моего (нашего) мышления. Либо ровно об обратном. Имеется, очевидно, некая инерция повседневного словоупотребления, не отягощённого ни особой рефлексией, ни попутным грузом чрезмерных знаний о семантике употребляемых терминов.


То есть в этом последнем случае они для нас «как бы» вовсе не термины, имеющие свою достаточно долгую историю, а само собой разумеющаяся реальность. Которая к тому же вроди бы одна для всех. Это то, что в древнеиндийских текстах по проблемам грамматики или философии языка (как, например, в знаменитейшем комментарии на «Восьмикнижие» Панини грамматиста Патанджали «Большой Комментарий»--Mahābhāṣya, ок. 2. века до Р.Х.) называется lokavyavahāra, то есть «обиходное словоупотребление», если позволительна свободная перифраза. В контексте специально индийской философии языка зачастую противопоставляется словоупотребление естественного языка, так называемые «пракритизмы», ритуально чистому, выверенному и точному санскриту. «Обиходное словоупотребление» не является по определению «дхармическим», то есть соответствующим высшему религиозному Закону. Но это вроде как Индия. Ну и Бог с ней, да и «давно это было»...

Но вот и наша повседневность. Приведу для надлядности одну не очень-то, как мне кажется, умную и добрую реплику некоего господина, его (её?..) реакцию на недавнюю гибель в ДТП одного весьма противоречивого австрийского правого политика Йорга Хайдера, мне лично (прошу это простить, если кого-то заденет...) очень симпатичного (есть грех...). Итак, привожу этот маленький обмен репликами не для того, чтобы позиционировать себя политически в определённом свете, а именно как пример мне лично любопытного, с точки зрения философии (или даже «богословия»?) Языка произвольного словоупотребления:

Сикер

Смерть от БОГА ожидает всех фашистов.

Никакие спецслужбы, эта судьба, это предначертанное Богом. Такая судьба ожидает всех фашистов, начиная с идеолога фашизма Мусолини, потому что они нарушают заповеди:"Возлюби ближнего, как самого себя" и "Не сотвори себе кумира". Да здравствует БОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОМЫСЕЛ.

Моя реплика на это:

Эдгар

о смерти, Боге и Божественном Промысле

Сикер! Как же Вы можете столь необдуманно писать? Не знаю, какую веру Вы исповедуете, но с христианской точки зрения (да и с иудейской тоже), например, нет понятия "судьбы" -- есть "промысел Божий" и "Его воля". Вы же оба понятия смешиваете в одно и упоминаете рядом. А радуясь смерти человека, пусть и не уважаемого Вами, Вы ведь погрешаете против тех же Вами названных заповедей. Что же касается Вашего заголовка--смерть любого человека "от Бога", кто бы он ни был. Смерть невинного и смерть негодяя, смерть довольного собою фарисея или смерть мытаря... Все мы там будем.

По моему разумению, для человека, верующего в Бога Библейского Откровения, нет и не может быть никакой «Судьбы» как жизненной данности. Где-то у святых Отцов Церкви, кажется, у Григория Нисского (а может это и вообще locus communis, то есть общее место в патристике, знающих более точно прошу поправить), существует представление о том, что воды крещения смывают влияние всяческих «звёзд». Знаю также из моих полевых общений с индийскими традиционными учёными-начётчиками (paṇḍita), что, по распространённым в Индии представлениям, усиленное духовное подвижничество от юности способно «нейтрализовать» предначертанную в гороскопе Судьбу (daiva) к ранней смерти и продлить жизнь. Но тут, конечно, остаётся дальнейшая «кармическая» каузальность,--от неё в в Индии практически «не спрятаться, не скрыться». Не то в христианстве. Вера крещёного «делает нас свободными»--это я не определённую идеологию пропагандирую (не подумайте), а просто привожу значимые для правильного понимания определённой традиции тексты. А, с точки зрения этой традиции, её уверенного знания о самой себе, человек всегда свободен в конечном счёте, даже будучи прикованным к инвалидной коляске. Он может в муках сомнения, маловерия или, бунтуя, спрашивать себя, «за что же такое», считать «слезинки ребёнка», но, если только он христианин, то скажет после всего «да будет воля Твоя». Если,конечно, успеет. Безусловно, проблема в том, что от души так скажет только «подвижник веры и благочестия», а может, только лишь святой, христианин же номинальный и теплохладный, включая и Вашего покорного служку, скорее всего заноет... Это как минимум. С точки зрения «верующего христианина» понятно, на что направлен Промысел Бога Авраама, Исаака и Иакова — на Спасение. Цель его сотериологическая и другой быть не может. Что, как я понимаю, немедленно должно вызвать шквал возмущённых возражений: «А как же гибель невинных!?» Тут, по моему слабому разумению, и кроется камень преткновения христианской Теодицеи, то есть «оправдания Бога», да и вообще трудное место всякого теизма, не обязательно христианского. Буддисты решили эту проблему на свой лад, вынеся Бога-Творца вообще за скобки своего обоснования нравственности, оставив только моральный императив, обоснованный весьма сложной метафизикой. Но всё это уводит нас в стратосферу всё более усложняющихся категорий, не решая проблему соотношения Судьбы и Промысла.
Теперь кратко о познаваемости Providentia Dei: полагаю, что Промысел МОЖЕТ быть познан, хоть и не с необходимостью, но познаваем он скорее всего post factum, вроде того, как меня иногда-таки осеняет, почему же меня лИчно прибило после многих перипетий к «брегам Дуная», выбросив из Питера и помотав в промежутках по прибалтийским странам. И почему со мною не «случился» целый ряд карьер, которае, по всем ожиданиям и надеждам, должнЫ были бы произойти. Которые вроде логично вытекали из целого ряда предпосылок, а вот нате – не произошло «совпадения» зубчиков шестерёнки с чем-то там... Из чего для меня следует, что Божий Промысел вне категорий логики. Что опять же «логично» для евангельского Бога Свободы. Не то в случае судьбы. В судьбе нет ни тени смысла, ни дыхания свободы, а одна лишь  «осознанная необходимость». Или чаще всего неосознанная, что степени детерминизма нисколько не уменьшает, а лишь увеличивает трагизм. Поскольку это трагедия бессмысленности. Святой монах-францисканец, по происхождению поляк, а по призванию и «пакибытию» «гражданин Неба», Максимилиан-Мария Кольбе, идя в нацистском концлагере на страшную гибель голодной смертью ради другого человека, наверняка знал, что его погибель не бессмысленна. То был его свободный выбор в любви, и такая любовь — знает. Но это знание, опять же — от веры в Бога живого, Бога свободы.
Познаваемость же или «понятность» Божия Промысла в процессе зачастую является духовной «прелестью», то есть неким фантазмом, принятием желаемого за действительное в случае, когда «всё по ходу в ёлочку», или же принятием «бесовского страхования», когда плохо. Но опять же повторяю, это с точки зрения принципиально верующего самосознания, причём не следует забывать при этом, что порою «и бесы веруют, и трепещут»... Пока на этом заканчиваю предварительные рассуждения.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments