Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Референдум о русском языке сегодня в Латвии



Своё отношение к попыткам подорвать относительно независимую (пока что) государственность в Латвии и к нагнетанию межэтнической напряжённости со стороны имперски настроенных "русскоязычных совков" (Mille pardons!) и их потомков я уже несколько раз высказывался. Пока не знаю, чем этот референдум закончился. "Русскоязычные" ("русскими" язык едва поворачивается их назвать) предрекают в Прибалтике, даже если референдум провалится, "русское возрождение" и "изменение государственного строя Латвии" (сам читал на соответствующих сайтах). Это значит, дальнейшей стратегической целью будет присоединение Латвии к РФ. За примерами далеко не ходи: помните Карело-Финскую ССР, ставшую вскоре Карельской АССР? Где теперь те карелы, где ныне карельский язык? Разве что в отдельных ещё семьях малого числа карелов.


Латышские политики говорят о необходимости "диалога этнических общин". Однако мне видится, что для русского способа мышления диалог, как и "толерантность", являются ругательными словами и принципиально неприемлем. Для любого "нормального пацана" на зоне всякий "диалог с чморимым (ясен пень, в натуре!)" является признаком слабости и поэтому недопустим. В т. н. "простом народе" постосоветской России господствует архаичный дискурс иерархических отношений внутри лагерной зоны. Вряд ли многие будут с этим спорить. В конце концов, не отзывчивые на чужую боль интеллигенты-гуманисты составляют большинство народонаселения РФ, из тех, что считают себя русскими. Латыши для них — просто „инородцы, чухонцы, гансы, фашики“ и т. п. (это результаты моего мониторинга русскоязычных форумов с тематикой о Латвии, латышах и латышком языке). От таких не то чтобы понимания — пощады не жди: "Бомбу на них сбросить, уничтожить всех, свезти в Сибирь и закопать..." (Это всё реальные "перлы" многих (sic!!!) русскоязычных участников).

При этом в повседневном быту эти именующие себя русскими могут быть приятными, душевными людьми, где-то даже глубокими и чуткими. Однако Прибалтика для многих из них вызывает известные рефлексы. Глубинные пласты "культурной памяти" чрезвычайно архаичны и структурируются коллективными мифами. Kультурная память русских — это Империя, покорение "окраин", "вселенская роль русского народа", смертельная обида от отделения этих окраин (большого брата, да не любят!) и т. п.

Для меня, сызмальства двуязычного, общение на обоих языках (нередко одновременного) не представляет ни трудностей, ни психологического дискомфорта. Я очень люблю оба языка, и русский, и латышский, люблю литературы на этих языках. Однако понимаю, что какие бы сложности (реальные или фантомные, по причине органической ненависти к латышам и не без влияния агентами Кремля нагнетаемой истерии) ни были у представителей русскоязычного населения в Латвии (а те из них, что реальны, надо, конечно, решать. Но не думаю, что они сильно разнятся от проблематики латышскоязычного населения), русский язык никуда не денется. Он слишком огромен для этого. Рискну даже сказать — слишком велик. А вот латышский может "деться". Так же, как канул почти уже в небытиё ливский. Для многих русских — невелика потеря. "Эка невидаль — комара раздавили!" Для латышей это вполне обычная смерть. Не столько явственно личная, сколько окончательная гибель родовой и забвение культурной памяти.

У латышей нет другой родины, кроме маленькой прибалтийской странки, где их предки жили многие столетия, а возможно, и тысячелетия, между германским молотом и славянской наковальней. Все эти столетия латыши (как и столь же малые численностью эстонцы; у литовцев, к счастью для них, положение несколько иное) сохранили свой язык (языки), особенности культуры, и даже развили эти языки до уровня современных, способных вполне соответствовать политико-экономическим реалиям глобализованной мировой "большой деревни". Латышский язык успешно функционирует в качестве языка пусть небольшого, но современного и демократического государства. Однако — впервые за за всё время столь отчаянно стоит вопрос о выживании языка. Отсчёт идёт на десятилетия. В этом смысле сегодняшний референдум — крайне тревожная для стратегии сохранения и развития латышского языка историческая веха.

Ниже помещаю взятый из Facebook-a небольшой пост моего двоюродного брата, подобно мне выросшего двуязычным, которого ни за что не назовёшь каким-то особенным "националистом"; живёт он в Великобритании. Точка зрения достаточно близка к моей. Привожу лишь с небольшой правкой орфографии:

„A вот давайте представим на минутку, что приверженцы "ЗА" [те, кто голосовал сегодня за изменение Конституции Латвии, которая предполагает единственный государственный язык, латышский = Э. Л.] сегодня победят, и русский язык получит статус государственного. А что дальше? Рискну вызвать на себя шквал негодования, но попробую помоделировать. В первые дни, конечно, праздник для значительной части русскоговорящего населения, для кого-то пир горой, кому-то просто ощущение счастья. Ну, естественно, официальные поздравления от Медведева, Путина (а как же без них!), Жирик и иже с ним тоже внесут свою лепту в общий хор радости. А потом?

Почти сразу повсеместно будут подаваться протесты с требованиями немедленной замены этих "одноязычных" надписей на улицах: указателей, знаков, вывесок... да много чего менять придётся! Стрём — естественнно, настанет необходимость замены всей уже существующей документации во всех практически сферах государства. Потом, конечно, придётся менять эти (ненавистные многим) одноязычные паспорта ... На улицах же, в повседневном общении, начнётся самое интересное: с одной стороны, категорическое желание теперь всюду и везде говорить исключительно по-русски, и нескрываемая радость многих от возможности уличить кого-то в незнании данного языка, а с другой стороны — столь же демонстративное нежелание отвечать на русском. И — напряжение, напряжение, напряжение ...

Так в чём цель-то — ударить кулаком по столу и сказать: нет-таки, будет по-нашему, или всё же осталось ещё желание найти компромисс и возможные варианты для толерантного проживания рядом друг с другом (что, худо-бедно, уже и происходит сейчас...). Есть желание повыпускать стрелы? Я готов! Только попрошу без ругани и бирок, как у нас завсегда любят. Про себя скажу сразу: говорю свободно на обоих языках, и национальностей (обеих) во мне ровно пополам. Так что мне теперь, отрезать у себя левую или правую руку, по мироощущению?? И — предатель ли я, если не голосую "ЗА", и если таки да, то насколько? Pовно наполовину, или меньше? A может, я вообще предатель, если не пойду на этот злосчастный референдум?!“

В отличие от моего родственника, я не готов ни выпускать ядовитые стрелы, ни особенно яростно спорить. Кроме того, по причине своего гражданства я никак не мог участвовать в референдуме. Для меня сложность ситуации ясна, выводы грустные, а настроение тревожное. Думаю, что, искренне любя оба языка (но никак не жалуя ни имперский способ мышления, ни былую советскую "славу", — "туды её в качель!"), я как частное лицо имею право на некоторую субъективную пристрастность в данном вопросе.
Tags: Латвия, актуальное, латышский язык, общество, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 191 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →