Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Полиглоссия и принцип оборотня



Долго думал, какой лично для меня смысл в изучении многих языков, помимо чистой жажды познания нового. Во-первых, все эти языки в моей жизни — случались, по стечению жизненных обстоятельств, а не были запланированы. Не просто "интересно", но — жизненно необходимо в какой-то период времени. А потом оставалась наросшая "культурная субстанция", которую было жаль со своих стоп отряхивать ненужным прахом.
Вот казалось бы, зачем я в последние недели занялся эстонским языком? Не было печали. "Практической" необходимости в этом для меня нет. Более неотложных дел предостаточно. И — тем не менее.


Тема Прибалтики стала для меня вновь внутренне актуальной, когда я стал два года назад преподавать в университете/-ах латышский язык (помимо санскрита и тибетского). После долгого перерыва снова стал усиленно интересоваться тем, что происходит в Балтийских странах. Вновь активизировалась моя культурная память с "балтийской" стороны.

Синергия с Балтией, внутреннее её ощущение усилилoсь, когда в "этих ваших интернетах" полились ушата грязи по поводу Латвии, в связи с языковым референдумом. С одним литовским другом (и поэтом) наполовину всерьёз обсуждали идею Балтийской конфедерации — государственного объединения всех трёх стран. Утопия, конечно, но имеются люди, что говорят об этом всeрьёз.

Происходящее в последние годы в России всё сильнее и резче меня от неё отталкивает: всё это маппетшоу с "суверенной демократией", коленно-локтевыми упражнениями страны, приблатнённым "лидером нации". Злобная риторика внутри и агрессивная наружу. Державники и либералы — все одинаково противны. Вся эта безнадёжность. Это вечное возвращение того, что ещё в детстве вызывало резкое отторжение. "Товарищи", "Ленинградская область"... Получается, что внешний навал этой серой ваты отталкивает меня от какой-то существенной и глубинной части меня самого: русский ведь и мой родной язык.

Не получается у России скачка в новое: одно верчение собаки за своим хвостом, где копошатся надоевшие блохи, возвращение её на "свою блевотину", по евангельскому слову. Если одному человеку так навероятно трудно измениться, то для огромной страны — тем более.

Но безнадёжность моя собственная (внутренняя) имеет другую природу — это безнадёжность смертного существа, слишком остро осознающего свою конечность, начавшие рваться нити. Которому надоело утешать себя сказками, коими потчуют своих слушателей работники идеологических фронтов.

Чем более ширится т. н. "русский мир" (который за пределами РФ), тем менее хочется с ним иметь дело. В Вене теперь трудно пройти по центральным районам города, не услышав русской речи. Иногда через каждые несколько десятков метров. В венском метро уши уже хочется затыкать от вездесущей, как вирус герпеса, "Калинки" и "Подмосковных вечеров". Когда я слышал русскую речь здесь же в середине 1990-х, то радовался и скучал. Не по абстрактной pодине, которую пишут почему-то с прописной буквы „Р“. По Питеру, по родной речи. Когда слышу эту речь теперь (обычно не без матерка), то стараюсь убираться подальше, вздрагивая и поёживаясь.

При этом искренне радуюсь и вдохновляюсь, когда меня посещает кто-либо из друзей или знакомцев, или добрых френдов по ЖЖ — "оттуда". Наверное, потому, что друзей и знакомых выбираю себе сам. Есть такой грех.

Переключение на другой языковой код позволяет этому тупо ноющему чувству безнадёжности отойти. Серая вата отступает. Видимо, переключение это активизирует какие-то архаичные пласты культурной памяти, до тех пор остававшиеся невостребованными и недоступными. Когда усиленно занимался арабским языком, всерьёз подумывал о том, чтоб поселиться в Ливане и даже принять ислам. С Индией у меня бывает похоже. Впрочем, о санскрите разговор особый.

То есть, полиглоссия не означает автоматически отсутствия "корней". Как не означает этого и космополитизм. Космополит-полиглот может из-за своего владения несколькими языками сравнительно комфортно чувствовать себя с людьми из разных стран и — в разных странах. Не понимаю, зачем все эти мечтания о едином искусственном языке или телепатии? Английский прекрасно выполняет функции информационного общения людей разных культур. А полное понимание не только невозможно, но для мыслящего человека и непродуктивно.

Из-за моей укоренённости с детства в двух культурах, представители которых зачастую терпеть не могут друг друга, я достаточно рано понял всю обманчивость "крови" и "почвы", этого сладкого яда. Поэтому искать всегда хотелось не "крови", но только — "Неба". Слишком поздно я понял, что человеческие организации, называющие себя "Церковью", приватизировавшие неведомого им самим Бога, все насквозь отравлены этим ядом, а Небо случается в них лишь редкими, ревнивыми отблесками.

А вот что пишут об оборотнях братья Стругацкие в своём "Понедельнике":

"Оборотень — человек, способный превращаться в некоторых животных: в волка (вервольф), в лисицу (кицунэ) и т. д. У суеверных людей вызывает ужас, непонятно почему. В. П. Корнеев, например, когда у него разболелся зуб мудрости, обернулся петухом, и ему сразу полегчало".

И я понял, что использую иные языки как весьма действенное лечебное средство: снадобье от хронической болезни жизни и связанной с ней пренеприятной симптоматики.
Tags: исповедальное, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments