Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Размышляя о мистике (разрозненные мысли)



Мистика "таинственна" только для человека, — постороннего наблюдателя, — стоящего ВНЕ Традиции. Для внутреннего делателя („мистика“) ничего в этом таинственного нет. Наука, действующая по своим законам. Зачастую стройных пропорций сложное здание, с системой ходов, лабиринтом, переходов из одних покоев в другие. С путеводителем, картой, проводником (или без), интуицией и моментами безнадёжной оставленности.


Мистические явления (голоса, видения и т.п.) и шизофрения. Сходство и различия.
Великие мистики (как известно из самых различных традиций) зачастую проходят через периоды, напоминающие другим своей симптоматикой острый шизофренический делирий. Хорошо известна история индийского святого Рамакришны (учителя более знаменитого на Западе Вивекананды), описанная Роменом Роланом в книжке, изданной на русском в 1991 г. в изд-ве "Экополис и культура, Андреев и сыновья":

"Кали ждёт его. Едва он переступает порог, как божественное безумие охватывает его с удвоенной силой. Как Геркулес, сжигаемый шкурой Несса, он обращается в живой костёр. Легионы богов ураганом обрушиваются на него. Он четвертован. Его "я" раздваивается, распадается; он видит, как из него выходят то демонические, то божественные существа... Ужас сковывает его члены. Опять в течение долгих месяцев глаза его не смыкаются. Он чувствует приближение безумия. Созерцание Кали -- вот единственный способ спасения. Ещё два года прошли в душевных оргиях и в отчаянии"...

В контексте индуистской мысли, "безумие" аскета позволяет ему бросить вызов богам, померяться с ними силой. Традиционные верующие индусы обладают традиционными критериями для различения между обычным сумсшествием, юродством "во имя Бога" или симуляцией сумасшествия-"сакрального безумия" для привлечения доверчивых простаков с целью выманить деньги (это последнее близко к истерической театральности). Данное "различение духов" чрезвычайно важно, поскольку подлинный "безумный" подвижник (pāgal bābā) может играть стать настоящим духовным наставником для религиозного практика.

Главная проблема всех рассуждений о "мистике" в том, что это не самоназвание. Так называются явления самого разного происхождения, которые себя понимают и объясняют тоже очень по-разному. Называют религиоведы, обычно не имеющие собственно к традиции прямого касательства. Сравнение ведётся по парадигме, вроде того, что: некто Иванищенко страдает диабетом, а у Головотяпкина сломана рука. В чём-то они схожи друг с другом. В чём же сходство? Оба больны... И оба пациенты, ходящие в одну и ту же поликлинику на обследование. Правда, на совершенно разные этажи, к разным специалистам.

Обвиняя (или просто указывая на...) мистику в "иррациональности", допускается серьёзная ошибка. Тогда уже надо любые ясно сформулированные содержания религиозного сознания (догматы, теологумены, просто частные богословские мнения) обвинить в том же самом. Веру во "всеобщее воскресение плоти" рациональной никак не назовёшь. С другой стороны, не назовёшь "рациональной" или более "научной" веру в безначальную причинно-следственную связь явлений, называемую в южноазиатском культурном ареале "кармой". Вера — она и есть вера, требующая внутренней установки безоговорочного доверия: к содержанию или/и источнику информации. Сомнение допустимо как методологический принцип, для его опровержения в самом корне, но — средствами рационального рассуждения. По индийскому принципу-определению "авторитетного слова":āptavacanaṃ ca āptavacanaṃ ca āptavacanam, то есть "авторитетное слово есть слово [несущее само в себе] авторитет [традиции, или очевидности], а также слово авторитетного [лица]".

Подлинный мистик, захваченный Божественным, являет определённые физические знаки: гусиную кожу, побледнение покровов, дрожание и т. п., а также психические знаки, из которых основным является быстрая смена настроения, варьирование его между радостью соединения с (божественным) Возлюбленным и отчаянием от разлуки с Ним, а также спонтанная передача религиозного душевного настроя окружающим, предпочтение браку монашеской, подвижнической жизни, присутствие учеников, уважительное отношение к другим учителям, а также жизнь в ритуальной чистоте в прошлом.

Деревенские жители испытывают духовного учителя-мистика далеко не только в беседе-"агоне" (интеллектуальном состязании). Они подчас наносят ему телесные повреждения, причиняю серьёзную физическую боль (что зависит от их латентной агрессивности), чтобы убедиться в том, что он (мистик) действительно ничего не чувствует, так как погружен в созерцание Божественного.

Более подробно об этом можно почитать в книге французского психиатра Jacques Vigne, живущего много лет (около 20) в Индии в Харидваре и занимающегося данной темой, например в его книге "Indian Wisdom, Christianity and Modern Psychology", B.R. Publishing Corporation, Delhi 1997.
Tags: мистицизм, религиоведение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments