?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

om

В последнее время всё больше попадается на глаза текстов с рассуждениями о различных "волнах эмиграции" и об эмигрантах. Попадалось и такое злое и довольно глупое выражение, как "колбасная эмиграция". Поскольку я уже практически всю вторую половину своей жизни живу не там, где родился и вырос, мне самому захотелось чуточку подумать, применимы ли ко мне все эти эмоциональные дефиниции "потоков", „предателей родины“ или нет. Пересчитать себя в этой совершенно чужой для меня, чуждой мне системе координат. Итак, ниже текст, сочинённый прежде всего для себя. Но, возможно, небезынтересный ещё кому-нибудь. Ведь случайности — бывают.


Будучи по своей природе результатом ненавидимой Сталиным и другими блюстителями расовой чистоты „гибридизации“ двух разных народов, а также изначально воспитанным в двух языковых кодах (а если точнее, то даже в трёх), я с довольно раннего возраста наблюдал окружающую меня советскую действительность с некоторой внутренней дистанции. Сюда добавился факт сильного христианского влияния с самого раннего детства моей латгальской бабушки, а также необходимость факт этот тщательно от враждебного окружающего мира строителей коммунизма скрывать.

Некоторые сюжетные и мыслительные повороты я как-то довольно давно описывал в своём ЖЖ-посте: "С чего начинается Родина".

При моей жизни в советском Ленинграде (хотя для внутреннего пользования, в быту, родной город всегда был "Питером") принадлежность к политически подозрительному племени прибалтов, а также чувство как бы природной сопричастности католичеству — через крещение и разного рода маленькие церковные инициации, делала из меня самим своим фактом постороннего. Тому месту, где я волею судьбы жил. Латвия и католичество были для меня оконцем в Европу, частью которой я с раннего детства себя ощущал. С советской идеологией до поры не спорил, накапливая аргументы на будущее, лелея лишь отвращение к её на каждом шагу ощущаемой лживости и двоемыслию. Кровоточащая рана проходила по самому сердцу: нисколечко не веря в коммунизм и прочую белиберду, не находил в себе детских сил активно спорить с оппортунизмом семейного окружения, резко и однозначно порвав с пионерией-комсомолией.

Когда я в 16 лет получал серпастомолоткастый, паспортистка, при известии о том, что я непременно желаю вписаться в него латышом, а не русским, долго уговаривала этого не делать: чтоб я не "портил себе жизнь и всю судьбу". Но я был непреклонен и настоял на своём. Ощущение себя в этой бравурной среде советских обывателей абсолютным чужаком и подростковое, в 14-15 лет, после смерти латышской бабушки, пробуждение живого интереса к религии, привело к тому, что я в этом же возрасте тайно ото всех стал воцерковляться, общаться в Латвии и в Питере (на Ковенском переулке) с церковными диссидентами и просто активными христианами, читать христианскую литературу, заниматься катехизацией. Пошёл было в рижскую семинарию прямо после окончания школы в 1987 году (куда меня официально даже приняли, а наезжать я стал туда много раньше, с 85-го), но ради мира с родителями решил подождать своих полных 18 лет, и ушёл в "духовку" уже после Soviet Army в 1989. Церковь была для меня в ту пору светлым образом "антимира", альтернативной действительности и синонимом духовной свободы.

Это я к чему? К тому, что мой отъезд в Латвию ещё в советское время был продиктован никакими не "колбасными" или иными гастрономическими соображениями, а исключительно духовным призванием. Католических семинарий было тогда в Союзе всего две — в Риге и в Каунасе. Да и уезжал я тогда не в другое государство, но в иноязычное окружение, которое было для меня с детство таким же родным, как и русское. С одной оговоркой: всё, что было "русским", было для меня по определению "советским", вызывая стойкую и резкую аллергию, граничащую с анафилактическим шоком.

Для несоветских же русских, о которых я тогда очень мало знал, я был, во-первых, не православным, а во-вторых, именем не вышел. Последнее я стал чётко понимать уже позже, когда, учась в семинарии, зачитывался в том числе эмигрантской русской литературой. Да и чувство родовой причастности („земля и кровь“) для меня было с детства исключительно сильным именно в Латгалии, но не в "джунглях" большого и депрессивного города-героя, носившего имя безбожного большевицкого вождя. Кстати, аллергия на советскую идеологию многократно усилилась в армии, где меня уговаривали то вступить в партию, то настаивали на том, чтоб я стал стукачём, донося о случаях дедовщины. Удалось от всего этого отбиться, но стоило это немалых нервов.

Возвращение из армии и сбрасывание с себя последней атрибутики советского человека в виде торжественного сожжения в концентрированной серной кислоте комсомольского билета, уход в Церковь, причём с внутренним убеждением, что рано или поздно непременно за христианство посадят, было невероятным облегчением и окончательным прости-прощай собственной незрелости и связанному с ней проклятому молчанию.

Потом, тоже по странному повороту призвания, последовал переезд в Каунас и жизнь в течение года с лишним в Литве, получение гражданства Латвии, дальнейшее изучение христианства, классических языков и европейской культуры. Из Литвы — в Австрию, не своей волей, но всё теми же неведомыми тайноводительными путями, на год. Та же неохватная разумом воля (или Провидение, или, внешне — цепь странных случаев) приводит на год обратно в Питер, в середине 1990-х, в качестве уже формального иностранца, вроде бы безнадёжного, потерявшего внутреннюю форму лузера.

Не имея оказии получить законченное университетское (гуманитарное) образование в Питере (уже поездивший по заграницам иностранец, к тому же без денег!), да и будучи для этого по российским меркам уже чересчур перезрелым фруктом (24-25 лет), пришлось год промучиться на не самых квалифицированных работах. И вот открывается возможность, опять же словно водительством некоего Cледящего, поехать в Вену, поступив на факультет католического богословия, а заодно и начать серьёзное изучение интересовавших меня к тому времени восточных языков, культур и религий. Воспринимал ли я это как эмиграцию? Наоборот, это был шанс, при полном отсутствии какой бы то ни было "колбасы" или денежных фантиков, — "творить волю Божию", как я её тогда искренне понимал.

И это ощущение "творение совершенно необходимого тайного" помогало относительно спокойно переносить бытовую неустроенность явного: хроническое безденежье, жизнь на правах евангельских птичек в течение многих лет. Было — "тайное" и были — книги.

Приехал я тогда в Вену уже с свободным немецким языком, причём в учебной части университета, против всех правил, не потребовали сдавать никаких формальных языковых курсов... И вот — этому последнему жизненному периоду уже более семнадцати лет. Это очень долго, и очень многое в это время происходило во внешнем, проникало внутрь, невидимо изменяя. Когда так долго живёшь где-то, обрастаешь бытом, друзьями-знакомыми, освоенным пространством, ставшим практически родным языком. Но всё это — лишь один аспект. Кто дерзнёт утверждать, что не последует очередной шёпот Наблюдающего, повелевающий всё то, что есть, оставить, двинувшись в дальнейшее неизвестное?

Получается, что я ниоткуда не уезжал "по своей воле", лишь из практических расчётов, тем более из материальных. Шёл, лишь наугад следуя тихому нашёптыванию — туда, куда дух повеет. Никакой уверенности в таких тонких материях нет и быть не может, есть лишь одна вещь, как говаривал некий мой давний ментор в Риге: "Не говорить Богу нет"...

Однако чем больше, -- громко, уверенно и зло, -- говорят о "Боге" нынешние церковно-идеологические зилоты, тем менее хочется о Нём открыто упоминать. И в Церкви, ставшей для столь многих источником жёсткой и беспощадной к противникам идеологии, хочется о Боге, а тем более о Христе, всё больше — молчать, между делом воплощая идеалы апофатического богословствования. И даже уже из такой Церкви — эмигрировать. Куда только?..

Для меня "своими", в конечном счёте, является никак не Советский Союз, а тем более не нынешняя "новая" Россия, всё более превращающаяся в уродливую диктатуру с царящим произволом „bespredel“-a, не Латвия, чья судьба, как видно — со временем превратиться в вотчину русскоязычных потомков безродных советских людей, не Европа, в своём старческом маразме спасовавшая перед полчищами новых варваров, не Азия, всё больше напоминающая грязную глобальную деревню, а — лишь этот едва слышимый и иногда на время замолкающий голос. В тихой, робкой и неуклюжей попытке следования ему нет никакой ни эмиграции, ни репатриации, но лишь медленное, непростое и бесконечное возвращение. К себе самому, к бездонности себя самого даже в самой своей смешной и жалкой примитивности и банальности, в последнем итоге — к Тому, кто "человеку ближе, чем ярёмная вена"...

Comments

( 50 comments — Leave a comment )
banshur69
Aug. 20th, 2012 09:52 pm (UTC)
При чем тут волны эмиграции и ты? К тебе ничто групповое неприменимо.
edgar_leitan
Aug. 20th, 2012 09:57 pm (UTC)
Ну, я решил сам в себе ещё раз разобраться, сочинив это эссе в качестве отдыха. И я тоже так думаю...
(no subject) - banshur69 - Aug. 20th, 2012 10:00 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Aug. 20th, 2012 10:09 pm (UTC) - Expand
irescha
Aug. 20th, 2012 10:03 pm (UTC)
"какое счастье возвращаться к себе"
именно эта мысль...только в себе самой я нахожу эту бездонность,эту возможность спокойно подумать,примерить,где не будет никаких ограничений и табу и где никто не будет мне диктовать как нужно...

Спасибо,Эдгар! Вы как всегда в нужном месте,в нужное время...)))
edgar_leitan
Aug. 20th, 2012 10:04 pm (UTC)
Re: "какое счастье возвращаться к себе"
Спасибо Вам :)
tsvety
Aug. 20th, 2012 11:01 pm (UTC)
Вы очень созвучные моим ощущениям вещи написали, спасибо Вам за такие точные слова.
edgar_leitan
Aug. 20th, 2012 11:03 pm (UTC)
Спасибо!
st_leo
Aug. 20th, 2012 11:28 pm (UTC)
Из России я никуда не уезжал, разве что двухлетняя служба в ГСВГ, да интересный переезд двадцать четыре года назад из Пятигорска в Ульяновск.
Это, наверно, и есть то, что именуется - "творить волю Божию" - потому что здесь как-то удивительно обрёл мир с собой и с близкими, получил пусть и скромное христианское образование, нашёл себя в стихах.
Уеду ли я отсюда? Дочь зовёт нас с женой в Таллинн... Если ощутим руку Его, ведущую к этому переезду, быть может это и произойдёт...

Edited at 2012-08-20 11:29 pm (UTC)
edgar_leitan
Aug. 20th, 2012 11:34 pm (UTC)
Да, это всё очень индивидуально, даже интимно. Дай Вам Бог, чтоб всё было у Вас и Ваших близких хорошо! А там уж, внешнее, -- как получится...
(no subject) - st_leo - Aug. 20th, 2012 11:58 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Aug. 21st, 2012 12:02 am (UTC) - Expand
(no subject) - st_leo - Aug. 21st, 2012 12:12 am (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Aug. 21st, 2012 12:15 pm (UTC) - Expand
vladimirpotapov
Aug. 21st, 2012 02:44 am (UTC)
_всё, что было "русским", было для меня по определению "советским"

Позволите вопрос? Но Вы ведь в Питере росли. Как может быть "советским", скажем, Зимний дворец и как в таких случаях возможен перенос? Не сомневаюсь в искренности Ваших чувств, а понять не могу. Примерно в том же возрасте я, русский, как и весь мой круг, переживал такое же нарастающее отчуждение к "советскому", правда, не окрашенное религиозно. И "антисоветского" вокруг было сколько угодно, никак не меньше, чем советского – от музыки и предметов вещного мира до текстов на папиросной бумаге и ежедневных разговоров. Мне кажется, не видеть это можно было только в результате выбора, самоидентификации, являющихся, понятное дело, безусловным правом каждого человека.
edgar_leitan
Aug. 21st, 2012 12:10 pm (UTC)
Я рассказываю о своём восприятии, каким оно мне помнится из сегодняшнего дня.
(no subject) - vladimirpotapov - Aug. 21st, 2012 04:10 pm (UTC) - Expand
pevchaya_ptiza
Aug. 21st, 2012 04:47 am (UTC)
Оказывается, за рубежом даром кормят колбасой всех голодных? :) Я думала, там просто достойно платят за достойную работу...
Я сама врождённый дауншифтер, а потому никогда не рассматривала эмиграцию как способ стабильного доступа к колбасе. Более того - мало где, как в России, можно работать не особо напрягаясь и нормально при этом жить. Так что если и эмигрирую когда, то в Латинскую Америку, где живут такие же раздолбаи, как я :)
edgar_leitan
Aug. 21st, 2012 12:11 pm (UTC)
Колбаса -- это традиционная русская метафора достатка :)
(no subject) - pevchaya_ptiza - Aug. 21st, 2012 02:02 pm (UTC) - Expand
segop
Aug. 21st, 2012 07:27 am (UTC)
то-то и оно!
Бардзо, бардзо пшыемнэ прочестИ здесь текстик без хистэрики на сию темку! Респект!
segop
Aug. 21st, 2012 08:07 am (UTC)
Re: то-то и оно!
Не имамы бо града, зде пребывающа. Грядущаго взыскуем! А он, как и лик Божий, имеет свойство восхищать дущу. Даже, отразившись в грязной луже.
Re: то-то и оно! - edgar_leitan - Aug. 21st, 2012 12:13 pm (UTC) - Expand
Re: то-то и оно! - edgar_leitan - Aug. 21st, 2012 12:12 pm (UTC) - Expand
sergi
Aug. 21st, 2012 07:42 am (UTC)
Эдгар спасибо Вам за этот пост. Мое уважение.
edgar_leitan
Aug. 21st, 2012 12:14 pm (UTC)
Спасибо!
velannikova
Aug. 21st, 2012 08:33 am (UTC)
Спасибо за пост…
edgar_leitan
Aug. 21st, 2012 12:14 pm (UTC)
:)
hellebede
Aug. 21st, 2012 03:25 pm (UTC)
Здравствуйте, Эдгар!
Набрела на Ваш ЖЖ, когда ввела в поиск ''литовский язык'',с тех пор читаю и, простите за громкие слова, не устаю Вами восхищаться.
Если возможно, как Вы тогда, до Австрии, учили немецкий? По учебникам?
С уважением, Е.Л.
edgar_leitan
Aug. 21st, 2012 05:19 pm (UTC)
Уважаемая Елена!
Спасибо на добром слове. Комплимент мною не заслужен, но я всё равно очень рад, когда кому-то нравится, чтО я выкладываю в ЖЖ :)
Немецкий язык я до Австрии почти не учил, а приехав, очень быстро в немецкоязычном окружении заговорил. Курсов вообще никаких не посещал, иногда заглядывал в грамматики и читал много немецких книг. Через полгода преподавал практический немецкий для боснийских беженцев. Такая вот история.
Позвольта поинтересоваться, Вы литовский изучали в университете? Или часто ездили в Литву?
(no subject) - hellebede - Aug. 21st, 2012 07:02 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Aug. 22nd, 2012 08:49 am (UTC) - Expand
(no subject) - hellebede - Aug. 22nd, 2012 02:04 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Aug. 22nd, 2012 09:06 pm (UTC) - Expand
symon_salavejka
Sep. 17th, 2012 11:35 pm (UTC)
Правильные слова. В особенности близки сердцу о молчании и апофатике...
И как сейчас, если это не слишком личный вопрос, ощущается ли это "творение воли Божией" в жизни?
edgar_leitan
Sep. 18th, 2012 10:28 am (UTC)
Оно ощущается обычно post factum, в основных, магистральных линиях. Но не как "следование спущенным сверху инструкциям".
(no subject) - symon_salavejka - Sep. 18th, 2012 05:16 pm (UTC) - Expand
(no subject) - edgar_leitan - Sep. 19th, 2012 12:10 pm (UTC) - Expand
(no subject) - symon_salavejka - Sep. 20th, 2012 02:42 am (UTC) - Expand
(no subject) - vasia_tapkin - Apr. 27th, 2013 12:03 pm (UTC) - Expand
( 50 comments — Leave a comment )

Profile

moj lik
edgar_leitan
Эдгар Лейтан

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com