Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Прошлое нагнало вдруг

Некоторое время назад случайно нашёл в интернете когда-то, в далёком уже 1994 г., переведённую мной с английского книжку Джона Стотта "Нагорная проповедь: христианская контркультура". Перевод этот был сделан для какого-то баптистского издательства в Санкт-Петербурге, на фоне хронического безденежья и, вообще, самого отчаянного года в моей жизни. Переводчиком сего компендиума христианской евангелической мысли значится некий "Э. Лейтанс". Ровно так, как прописано было в моём тогдашнем "виде на жительство в РФ".


Издателям меня представил один тогдашний знакомый, баптист, захаживавший по какой-то своей тайной причине в приход Святой Екатерины (католический, не армянский), что на Невском. Мне почему-то кажется — в поисках плохо лежащих и имеющих быть подобранными "бабок". Вдруг что подвернётся. Весьма оборотистый был парень, не промах. Настоящий прирождённый бизнесмен. Я же в скудости своей тогдашней и утеснении подвизался за свечным ящиком в святой "Катаpжине", изображая одновременно привратника-дежурного ещё весьма запустелого и холодного от студёных сквозняков, большевиками испоганенного и ещё не восстановленного храма, и торговца свечками и скудными церковными штучками (иконками, чётками), а равно окказионального катехизатора невежественных в вопросах християнства случайных захожан, пригоняемых вдруг основательно задувшими ветрами российского "духовного возрождения".

Вообще с баптистами мне как-то всегда везло. Когда-то, в 1980-е ещё годы, у другого своего баптистского знакомца, бывшего соученика по Детской художественной школе О. М., я приобрёл за жирненькие, полновесные советские 50 рубликов, которые долго и упорно копил, скаредно откладывая каждую копейку, карманного издания Библию Ветхого и Нового Заветов. Разумеется, с 39 книгами в Ветхом, без нарицаемых второканоническими. Хотя и в Синодальном переводе. И с огроменным штемпелем на развороте, сообщающим о том, что Книга сия предназначена исключительно для бесплатного распространения, и ни в коем случае не для продажи!

Указанный зелёненький карманный кодекс, взятый по моей тогдашней мистической благорасположенности ума с собою в "королевские войска" (в 1988 г.) для тайного, премудрости Божия Слова усвояющего и утешение подающего лектюра духовного, продержался в моей армейской тумбочке весьма недолго. Бессовестная рука некоего злоумышленного татя исхитила мою 50-рублёвую Библию (а в те времена, в 1980-е, её ещё поискать было надобно! Нынешней молоди это вряд ли удасться понять), в виде утешеньица оставив польский молитвенник да учебник латыни на латышском, подаренный мне Рижским кардиналом Я. П. Тогда он, впрочем, ещё не был архиереем, бывши за какую-то дерзость или непослушание большевицкому уполномоченному по церковным делам отлучён от влиятельного инспекторства в Рижской семинарии и сослан в окраинный pижский приходик Христа-Царя, аж викарием у некоего совсем молодого тогда батюшки, впоследствии ставшим Деспотою Режицким, Аглонским и всея Латголы.

Проникнувшись моим бедственным матерьяльным положением, отделенный братец во Христе сосватал меня своим единоверным книжным дельцам. Редакция их находилась где-то в районе Миллионной улицы, если слегка подзаржавевшая память мне не изменяет. Платили они, если, опять же, правильно помню, по доллару за переведённую страницу книги. Кажется, тогда, в 94-м, это были какие-то деньги, Но всё же немного. Не до жиру... Переводец свой писал, честно признаюсь, от руки в зелёную школьную тетрадку, отдавая результат редактору и получая на руки зелёного же окраса фантики.

Любопытное обстоятельство было, что баптист мой сразу же категорически потребовал свои 10 процентов с моей переводческой зарплаты, с каждой её порции, за посредничество. Разумеется, я без возражений, покорно согласился. Даже, помнится, и с благодарностию. За порциями сего скромного откатца, ранняго предвестника доброй и пребогатой отечественной традиции, он и заходил регулярно, прилепляясь аккурат к моему свечному ящику-столешнице, а в ин день поджидая на подходе к "объекту" или, напротив, на выходе из онаго, зорко стреляя по сторонам самомалейшую детальку примечающими глазками. Хотя, по зрелом размышлении надобно признать, ничего в сем навыкновении христианина особенного и нету. Вера-верой, а выгоду свою знай! Ну а покорнейший ваш, разумеется, исправно платил. И на том спасибо, что заработать свою кипеечку дали.

Помню, что после, уже обучаясь высшим наукам феологическим во граде Виндобоне и достоверно узнав, что переведённый мною известный германский люторский феолог Joachim Jeremias на самом деле никакой не "Джеремиас", как я имя его по тогдашнему скудоведению в продукте переводческого своего рукомесла передал, а именно что Йоахим ЕремИас. Мысль этa повергла меня тогда в состояние устыжения, а ещё — слабой надежды, что переведённая мною с оказией и ради скудного приработка книжица в редакционном хаосе сгинет, света белого не увидев.

Каково же было моё изумление, когда она обнаружилась, много лет спустя, да ещё и в тенётах Павучины Всемiрной. Такие вот тайноводительные стежки-дорожки судьбы, кою не всегда от прoвидения тайного Промыслителя млад дурак отличить сподобится. Каковые тропинки и об оных воспоминания, кроме прочего, позволили мне ещё к сему вволю поностальгировать о канувшей в Лету свежещёкой младой упругости телесной, немалой наивности душевного устроения, тогдашних романтических мечтаниях, а равно и о премногих скорбных житейских обстояниях. От коих мимоходящие читатели сих случайных записок всякожде да избавлятися сподобляются!
Tags: воспоминания, личное, мемуары, мои переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments