August 10th, 2013

daiva

Об аспектах так называемой русской „ особой искренности“

seledka

Вот что пишет о. Иоанн Кронштaдтский (нашёл в его кастрированном благочестивой цензурой дневнике "Моя жизнь во Христе"):

"Мало ли какое зло бывает у тебя на душе, но "не всё, что есть в печи на стол мечи". Да будет оно одному Богу известно, ведущему всё тайное и сокровенное, а людям не показывай всех своих нечистот, не заражай их дыханием сокрытого в тебе зла, затвори печь: пусть дым зла замрёт в тебе. Богу поведай печаль свою, что душа твоя полна зла и жизнь твоя близка к аду, а людям являй лицо светлое, ласковое. Что им до твоего безумия? Или же объяви свою болезнь духовнику или другу своему, чтобы они тебя вразумили, наставили, удержали."
(В своё время, ещё с середины 1980-х, когда я юношей впервые прочитал его в самиздатской копии книжки о. Софрония, меня утешало чем-то сходное высказывание афонского старца Силуана: "Держи ум свой во аде и не отчаивайся").

Collapse )
moj lik

Маргиналии (1): о религиозном опыте

caayam

После обсужения в недавнем посте выдержки из книги П. Уильямса о его обращении из буддизма обратно в христианство я случайно наткнулся на отзывы обо всё этом в каком-то ЖЖ-сообществе. Кто-то из то ли буддистов, то ли иных прозорливых мудрецов немедленно и сильно возбудился от одного моего утверждения: о "текстологичности" традиционного религиозного опыта, категорично отрубив, что ему "всё сразу стало ясно" и со мною, и с профессором Уильямсом. Итак, помимо самой по себе сомнительной быстроты наступившего прозрения [у меня в таких случаях всегда возникает подозрение, что дело не в действительном понимании, что тот или иной человек имел в виду, но в рефлекторном реагировании на сигнальные слова, в данном случае, кажется, на утверждение о "вербальном выражении религиозного опыта"]...

Collapse )