January 19th, 2019

caayam

О словах-пустышках: записки наскоро

Слово "духовность" не годится в качестве термина религиозной этики своей полной расплывчатостью и ситуативной субъективностью. Оно из категории слов-пустышек, наподобие "фашизма" или "расизма", где каждый подставляет нечто своё.

"Духовность" как категория, выражаемая семантически genetivus subjectivus (духовность кого-либо), предполагает определённую мировоззренческую модель, согласно которой есть дух, а есть материя, и между ними пролегла непроходимая онтологическая пропасть. Человек, для которого приоритетен дух (то есть эйдосы, "идеи"), будет считаться "духовным". Человек же "дельный, думающий о красе ногтей", вряд ли будет считаться духовным. Итак, "духовный человек" (spiritual person) должен ходить немытым, грязным, с всклокоченной бородой и безумно горящим взором. В общем, пророк в стиле "русской духовности". Этакий косматый Владимир Соловьёв. Collapse )
moj lik

Хануман



Этого дебелого облизьяна-макака с пресурьёзной физией, похожего на постаревшего и остепенившeгося Ханумана, лениво вспоминающего свои похождения вместе с божественным царевичем Рамой в пору бурной молодости, я встретил в Главном храме в Тируваннамалай (Аруначала) во время давнего своего путешествия по Южной Индии (Тамил Наду). Он чинно сидел, ожидая почтительного к себе отношения глазеющих зевак и смиренного приношения бананов своей важной особе. А недавно я обнаружил его фотографию свободно гуляющей по Сети. Видимо, многим понравилoсь.

По контрасту с достопочтеннобрюшно-раздобревшей неподвижностью сего облизьянего Гуру вспомнилась известная строфа из Рамаяны (Рам. 5.8.50), в которой описывается Хануман, причём используются формы перфекта обычного, пересказочного, имперфекта и каузатива. Данная строфа приводится в учебнике санскрита Голдмена, см. стр. 337, правда, без перевода (учебник уже свободно доступен в Сети) в качестве примера для заучивания и тренировки в указанных грамматических формах: Collapse )