July 15th, 2019

moj lik

Мысли о так называемом "языке ненависти" (hate speech).




Размышляю над боевым слоганом леворадикальной пропаганды, пронизавшей всё пространство публичного дискурса в Европе — утверждением о том, что якобы существует "язык ненависти", и что любые его речевые выражения в публичном пространстве (а в перспективе и в личном общении) следует запретить, а допустивших речевые преступления граждан (пусть даже в виде комментариев в соцсетях) посадить за решётку.

Ненависть, как и любые другие чувства или сложные, то есть неэлементарные душевные состояния (которые в быту принято называть по-разному: любовь к родине, патриотизм, эгоизм, альтруизм и прочее) едва ли возможно определить юридически. Они определяются лишь декларационно, самим человеком, с большим трудом поддаваясь объективации. Как определитъ, что тот или иной человек "любит родину", если он не заявляет об этом при каждом удобном случае сам? А если заявляет, насколько возможно этим заявлениям верить? Об этой сложности постоянно говорит профессор Джордан Питерсон, замечая, однако, что сам "язык ненависти" бывает вполне реальным. Collapse )