Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

О мыслительном одиночестве и о христианстве (А. М. Пятигорский о В. В. Розанове)

bacculum

„Розанову было очень трудно говорить. У него были друзья и враги, но не было равных собеседников. Получалось так: он им про своё мышление, а они ему про идеи, то есть готовые результаты ЧУЖОГО, общего мышления.


Розанов чувствовал скорее, чем понимал объективную связь своего мышления с космическими силами, действующими в истории, и стремился разгадать секрет этой связи не в истории, а в самом процессе своего мышления и чувствования. Но он обладал одновременно и удивительной способностью разговаривать об этом процессе в своих книгах, о чём бы он в них ни писал.

Так, например, рассуждая в "Тёмном лике" об историческом христианстве, он разговаривал о нём не на языке событий или идей, а на языке субъективных мыслей и чувств. Реальное, значимое в истории он видел не в глобальных катаклизмах, а в малозаметных сдвигах, едва ощутимых переходах, "переливах" от одного к другому. Только так, по Розанову, одно становится другим — через эти тончайшие изменения ("флюктуации", "флюксии"). Только так христианство становится в одном месте скопчеством, а в другом — инквизицией. А мы говорим: это — не подлинное, то — извращение.

Розанов же видел в этих "явлениях" конечный результат микропревращений чего-то абсолютно подлинного в христианстве, но "неотличимого от фона" в своей актуализации. По Бердяеву, русская революция — это взрыв центробежных сил, торжество духов, живших в самой природе "недохристианизированного" русского человека, для которого единственной альтернативой рабского послушания является рабский бунт.

Розанов не спорит, но сводит дело к тому, что в России не было... инквизиции, хотя было... скопчество. Оттого в России вместо реформации случилась... революция. Это не парадокс розановского мышления, а образец понимания им самого себя как особой среды, через которую проходят, преломляясь, эти духовные флюктуации, идущие от "Источника Света".

Поэтому кого ругать за революцию? Инквизицию? Интеллигенцию? Евреев? Самих себя? — смешно! И конечно, безумно грустно. Но это всё для Розанова сосредоточилось в субъективном ("Уединённом")“.

[А. М. Пятигорский, "Племянник своего дяди" (Философские заметки о книге А. Синявского "Опавшие Листья" В. В. Розанова)]
Tags: Пятигорский, Розанов, размышления, философия, философское мышление, христианство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments