Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

Вселенская отзывчивость и новое варварство

islam_burka

Поближе к концу семестра обсуждал со своими студентами статью о культурном проекте немецких романтиков А. В. Шлегеля и В. фон Гумбольдта: попытке включения в канон классического европейского образования индийской Бхагавадгиты, сравнительно недавно открытой европейцами (первый перевод БхГ, — на английский язык, Ч. Уилкинса, — был сделан в 1885 г.). Программа этого проекта была заложена уже немецким просветителем Георгом Форстером в его предисловии к его переводу 1791 г. "Шакунталы" Калидасы, который Форстер, в свою очередь, сделал с английского перевода У. Джонса 1789 г.


Из этого предисловия путешественника-космополита и якобинца-масона следовало, что германский дискурс об Индии является следствием и отражением специфической особенности немецкой культуры. Только немецкая культура, в отличие, например, от английской, благодаря отсутствию колониальных интересов и, парадоксальным образом, "за счёт отсталости страны" (как писал Г. Форстер: "У нашей страны нет столицы..."), обладает способностью к всесторонней и органической интеграции культурных продуктов, появляющихся в Европе из европейских колоний.

Именно благодаря своей политической незаинтересованности, немцы могу собрать воедино disiecta membra (разделённые члены) мировой красоты и совершенства и должным образом их использовать. Согласно Форстеру, немцам глубоко свойственна ВСЕЛЕНСКАЯ ВОСПРИИМЧИВОСТЬ, позволяющая им интерпретировать и правильно оценивать иностранные (в данном случае индийские) тексты.

Это заявление немецкой культуры о самой себе как об открытой, незаинтересованной и по своей внутренней природе инклюзивистской (всевключающей) было не столько суждением о наличной реальности, сколько культурным проектом. Дискурс об Индии был сущностной чертой данного проекта, формируя идентичность немецкой культуры и присваивая ей особую, совершенно исключительную роль. Немецкий перевод "Шакунталы" Форстером был вкладом в основание немецкой индологии, понимающей себя далёкой от политических задач и конъюнктур колониализма.

Идеи Форстера были поддержаны Гердером, Ф. Шлегелем и Гумбольдтом, но встретили яростную оппозицию Гегеля, вызвав серьёзную дискуссию в немецком культурном обществе в первой половине 19 века.


[Обо всех деталях культурной ситуации и дискуссии можно прочесть в статье Saverio Marchignoli, "Canonizing an Indian Тeхt? A. W. Schlegel, W. von Humboldt, Hegel and the Bhagavadgita", in: Sanskrit and Orientalism, ed. D. McGetchin et al. Delhi: Manohar 2004, pp. 245–270].

Что здесь интересного для русского читателя, помимо любопытных общих сведений по межкультурному трансферу и трансформации моделей среднеевропейской Bildung: похоже, что идея "вселенской отзывчивости", после Достоевского ставшая расхожим клише, непременным атрибутом популярного самопонимания русской культуры и, как это ни парадоксально, её отличия от культуры "Западной", является идеей изначально германской по происхождению, сформулированной немецкими романтиками на рубеже 18–19 веков в результате культурной полемики, разгоревшейся по поводу инкультурации в европейский культурно-образовательный канон текста древнеиндийской Бхагавадгиты. Последнее обстоятельство также положило начало немецкой традиции научной индологии.

Похоже, что сейчас Россия находится на абсолютном излёте своего некогдашнего грандиозного культурного проекта "вселенской отзывчивости", переживая в процессе дальнейшей деградации остатков Империи постепенный болезненный переход к новой для неё модели национального государства (вернее, неизбежного, хотя и затягивающегося распада на множество отдельных национальных и географических государств).

Месту гордо декларировавшейся когда-то вселенской отзывчивости (до сих пор по инерции пока ещё остающейся эстетическим клише самосознания, вроде берёзок, "Калинки", безмерно широкой душевности и глубокой духовности) уступает гордая же самоизоляция — культурная, политическая и научная.

Германия же, хоть и ставшая после войны одним из центров европейской экономической интеграции, скомпрометировала свой культурный мегапроект травмой национал-социализма, окончательно добив его шоком пробуждения от дурного сна „тысячелетнего Рeйха“ и падением в политические объятия красно-зелёной бюрократии. Сейчас Германия подобна своим культурным (мульти-культи) маразмом прекраснодушному, с улыбкой престарелого идиота коту Леопольду, желающему со всеми "ребятами жить дружно".

Увы, прежние гости, эти "точащие свой кинжал" или закутанные в бурки ребята всё увереннее начинают ощущать себя хозяевами. Не за горами тот день, когда окончательно выживший из ума седой котяра Леопольд будет насильно сдан в богадельню или в поликлинику, "для опытов", его уютная квартирка приватизирована бывшими приживальцами, а изысканное собрание старых книг и картин усато-мохнатого и очкастого интеллигента выкинуто за ненадобностью на помойку.

Вместо возвышающих и освобождающих дух философско-поэтических учений Бхагавадгиты, изящно дополняющих унаследованный от гуманизма Ренессанса канон эллинской и римской классики, а также знания и исследования библейской текстологии, на смену этой вконец разрушенной модели воспитания и шлифовки европейского духа наступает эпоха нового варварства, вооружённого "единственно верной" и жёсткой к непокорным и отступникам, фундаменталистской идеологии исламской салафии.

Грядущее и всё явственнее прозреваемое торжество последней на Западе органически дополнится торжеством идеологического позднего византинизма и полной стагнации и провинциализации на Востоке. Как говорили Стругацкие устами своего дона Румaты Эстoрского: "Когда торжествуют серые — к власти всегда, всегда приходят черные". Невесёлая перспектива. Не дай Бог дожить до её осуществления.
Tags: untergang des abendlandes, Бхагавадгита, Европа, индология, ислам, исламизм, культура, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments