Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Наша Касталия-4: О Песенке Винни-Пуха



ТЕМА: Проблематика атрибуции одной известной, но малоисследованной философско-богословской школы, известной как "Винни-Пух и его друзья": рецензия венского отделения НИКАК и тезисы доклада

Данное небольшое, но очень ёмкое исследование, изданное Касталийской Академией Изящных Наук (НИКАК, "Наук Изящных Касталийская АКадемия") под эгидой её бессменно-бессмертного председателя тов. Шкафного, написана её наиболее ярким представителем, народно-образованным заслуженным деятелем ордена "Семи пядей во лбу" и Благородной Игры в Бисер (НО ЗДЕСь БИБ), профессором кислых щей Внутренней Латгалии (ПРОКИЩ ВНУЛАТ) Гыгыгы, фокусником и клоуном, а по совместителем Исполнителем обряда Чаяния (ИО Чая) и Его Великим Шкафным Недостоинством.


Чайнопросветлённым автором по новым углом рассматривается давно наболевшая научная проблема, до сих пор изящными науками до конца не разрешённая. А именно, речь идёт о попытке глубинно-тайнозрительного осмысления творческого наследия велико-хвалёного деятеля философско-богословского возрождения России брежневской эпохи Винни-Пуха, на основании семантического анализа текста его знаменитого эзотерического трактата, известного по одноимённому мультику как "Песенка Винни-Пуха" (ПВП).

Ниже приводится текст критического издания "Песенки" (в дальнейшем ПВП) для удобства чайно-научных справок.

"Лучший подарок, по-моему, мёд,
это и ослик сразу поймёт;
даже немножечко, чайная ложечка —
это уже хорошо!
Ну, а тем более, полный горшок.
... ... ... ...
Но мёд — это очень уж хитрый предмет,
всякая вещь или есть, или нет;
мёд — я никак не пойму, в чём секрет? —
мёд, — если есть, — то его сразу нет!

...хыхыхы-хухуху-гмгмгм-гМ...
у... вполне... хватило бы мне... пока.... половина горшка!"

Данный текст ПВП представляет собой уникальный памятник, открытый НИКАК на основании анализа бурчания в животе плюшевого Винни-Пуху (см. изображение выше), а также на основании высокоточного анализа одноимённого мультика при применении передовых чайно-питейных методик нашей Академии, что свидетельствует об их незаменимости для глубинного понимания подобного рода эзотерических произведений.


Заслуженный автор выдвинул смелую гипотезу, согласно которой данный текст ПВП является не просто программным поэтическим произведением целого эзотерического кружка, эпонимом которого выступает Винни-Пух (в дальнейшем: ВП), но представляет собой шифрограмму философско-богословских взглядов целой плеяды мыслителей, развивавших свои теории во времена, когда всякая свободная мысль в России подвергалась строгой цензуре. Последняя, однако, не заметила опасной идеалистической направленности ПВП, за счёт чего последняя была встроена в популярный мультфильм верными адептами "винни-пухизма" или "винни-пушества" ( ВНП: назовём так условно целый конгломерат эзотерических учений) и пережила крах системы.

Вероятно, линия непосредственной преемственности тайной передачи знаний ВНП прервалась где-то в "лихие девяностые" от бандитской пули или электроутюга громил, добивавшихся выдачи тайн ВНП для последующей продажи их враждебному Западу с целью баснословной наживы. Нам остался только текст ПВП, в котором учение ВНП выражено наиболее полно, хотя и самым эзотерическим образом. Здесь НИКАК решила сказать устами профессора Гыгыгы (в дальнейшем: "Многоуважаемый Автор" или просто "ггг") своё веское слово, в надежде, что всякое исследование, приближающее народ к разгадке ПВП, послужит во благо Чаянию, а также для коррекции кармы национальной идентичности, равно проданной врагам в лихие девяностые.

Первая же строчка ПВП свидетельствует о её ритуально-тантрическом характере. Как известно, методика тантры (хоть индуистских, хоть буддисйких учений или иных групп) призвана к осуществлению возможно быстрого духовного пробуждения, ещё в этой жизни. В ПВП мы имеем дело, вероятно, с памятником Чайной Тантры (cāya-tantra), что доказывется наблюдениями Ггг.

Итак, текст ПВП — это произведение не только философское, предназначенное для умственной рефлексии. Это описание, и одновременно инструкции к проведения тайного ритуала, ведущего к религиозному пробуждению.

О ритуальном характере свидетельствует пролог, повествующий об идее дарения. В любом тантрическом тексте описание ритуала преваряется подношению тантрическим божествам самых разных предметов. В нашем случае это "мёд" (madhu), названный, к тому же, "лучшим подарком" (dāna-śreṣṭha).

Как всем известно, ритуально только тот дар принимается Божеством (iṣṭa-devatā), который лучший из лучших. О чём свидетельствует тот факт, что данным даром назван мёд? Это наводит на размышления, что данный ритуал каким-либо образом мог быть связан с идеей Великого Шкафного Ритуала — Чаепития (cāya-pāna). Ведь часто пьют чай именно с мёдом. Почему же с мёдом? Чтобы выздороветь. То есть налицо какая-то болезнь, подтачивающая силы адепта. Отчего последний и обращается к ПВП в надежде получить исцеление.

И ещё одно замечание. Всем известно, что индийские тантры, например, пишутся часто в виде диалога Шивы с Деви (Богиней). Богиня вопрошает, а Шива даёт ответ, "как жить дальше". В данном случае роль такого вопрощающего играет адепт тайной системы ВНП, когда поёт ПВП (например, подпевает при просмотре мультика). Сам же ВП даёт ответ, нуждающийся в истолковании. Об истинной идентичности ВП речь пойдёт ниже.

Итак, что же это за тайный недуг, заставляющий прибегать адепта тантрического учения к ПВП? Эта болезнь — "чувство собственного я" (ahaṃkāra), или чувство "моего" (mama). О правильности данной гипотезы Проф. Ггг свидетельствует вводное слово "по-моему". То есть налицо собственное мнение, ассоциирующееся с "эго", а также эгоистическое желание монополизировать эго-центрическое право на оценку, а также на его выражение.

Слово "поймёт" свидетельствует о том, что текст включает в себя элементы гносеологии (pramāṇa), то есть теории познания. Более того, по мнению проф. Ггг, текст не только философско-гносеологический, но и мистериально-гностической. Кто "поймёт"? "Ослик"! Осёл (gardabha) в качестве пункта референции наводит на мысль, что здесь также налицо тайный смысл (rahasya iti bhāvaḥ). Под осликом (вероятнее всего, имеется в виду собитательный образ Ослика Иа) подразумевается всякое существо не только глупое (ср. распространённое инвективное восклицание "осёл!"), но и упрямое, упорствующее в своём невежестве. То, что подобное глупо-упрямое существо должно не только без труда понять эзотерическую Истину (satya), но и "сразу" (yugapat), свидетельствует о неимоверной силе (śakti, śaktimaya) данной ПВП (gāthā). Вероятно, это и указание на то, что адепты ВНП (виннипушества) верлили в "мгновенное просветление", подобно адептам дзен- или чань-буддизма (кстати, возникает закономерный вопрос, не является ли наименование школы буддизма "чань" искажённым "чай-буддизм"?). Это в отличие от традиции Камалашилы, говорящей о постепенном пробуждении.

О ритуальном характере ПВП свидетельствуют также сохранившиеся фрагменты описания ритуальных предметов, напр. "чайная ложечка" небольшого размера, употреблявшиеся в ритуале подношения мёда. О тантрийском характере ПВП говорит также о достаточности всего лишь небольшой (чайной) ложечки мёда, в соотстветствии с тантрическим учением sarvaṃ sarvātmakam (то есть "всё имеет природу всего", из-за чего достаточно крошечной части сакральной субстанции). И самое главное открытие: ложечка-то "чайная"!!! Значит, данный ритуальный текст связан, в конечном итоге, с Чаем и прочими шкафными (значит, герметическими, тайными) учениями. Если бы была "столовая ложка", разве сказал бы ВП, что "это уже хорошо"? А раз ложечка "чайная", то этого вполне достаточно для правильности ритуала.

Степени сравнения "немножечко" и "тем более" свидетельствуют о возрастании эзотеричности Знания по мере практики ПВП, сопряжённой с ритуальным чаепитием. Кроме того, в данном ритуале последнее, как мы видели, немыслимо без мёда. А мёд — это вообще, кроме всего прочего, метафора "сладости Знания", а также намёк на нектар бессмертия (amṛta).

"Горшок" (kumbha / pātra) — это, конечно же, вместилище тайного Знания, ученик, достойный благородства тайного (=чайного) учения. "Полнота" (saṃpūrṇatva) горшка указывает на творческую полноту Создания, термин, известный нам из раннехристианского гнозиса как "плерома" (plerōma). Кроме того, образ горшка намекает на творение (в процессе ритауала Чаепития и мёдозаедания) "сосуда Знания" (jñāna-kumbha) из адепта, метафора часто используется индийскими философскими системами (kṛtakatvāt…).

В отличие от системы вайшешика (vaiśeṣika), которая наверняка отнесла бы "мёд" (madhu) к разновидности первоматерии (pradhāna) или, по крайней мере, к "субстанциям" (dravya), в ПВП мёд относится к предметно-конкретному миру, что несколько затрудняет школьную атрибуцию ПВП. Пoмимо этого, "мёд" относится к классу "предметов" (vastu) подклассу "хитрых предметов" (dhūrta-vastu), что ставит вопрос о его одушевлёности (jīva-maya) в ВНП.

"Хитрость" мёда заставляет вспомнить известного великого Шейха-Аятоллу Ходжу Насреддина (shaich Juḥā, raḍiya-llāhu-´anhū) с его "Путём хитрого человека“ (tarīqat-al-iḥtiyāl/tarīqat-ul-insān-il-makkār). Последнее предположение наводит на мысль, что система ВНП развивалась не без влияния индо-персидского суфизма, и что, возможно, именно тайные суфии (ahl-ut-taṣawwuf), верные последователи Гурджиева, принесли образ Винни-Пуха (vinn-ī-pūḥā, персидское слово?) в Россию через Среднюю Азию. Но данное положение остаётся пока всего лишь научной гипотезой НИКАК.

Центральным философским положением ПВП представляется рассуждение о существовании или несуществовании феноменов. Обычное положение или/или (есть или нет) заменяется на трилемму есть/нет/есть и нет одновременно, или даже тетралемму, с добавлением философемы одновременного исчезновения феноменов как существующих, так и несуществующих. А это уже почти что мадхьямака (madhyamaka) в чистом виде. Влияние школы Нагарджуны (nāgārjuna) неоспоримо. Едва возникнув, тут же исчезают моменты существования, буддийские дхармы (dharmāṇāṃ kṣaṇikatvāt).

Последнее обстоятельство заставляет предположить в Виннипушестве самостоятельную ветвь философии мадхьямаки, возникшую либо совершенно независимо от Нагарджуны, либо под косвенным влиянием последнего. Не исключается также возможность, что именно нагарджуновская традиция возникла как более позднее и искажённое ответвление Виннипушества (?).

Приведённые в конце текста утробные звуки заставляют вспомнить глоссолалию индийских мантр, что ещё раз подтверждает гипотезу профессора Гыгыгы о тантрическом характере ПВП. Помимо общеизвестного консонантизма и вокализма, виннипушеский чайный тантризм характеризуется в своей фонологией так называемым ДИССОНАНТИЗМОМ. Это как раз физиологические звуки, вроде рыгания, отрыжки, пускания газов и проч., являющиеся наотъемлемой частью тайных ритуалов Чайной Мантры. Диссонантизм характерен также для речи Шкафного, как было уже двно установлено венским отделением НИКАК.

Кроме того, НИКАК установило, что медведь в своей конкретной "гневной" (krodha), а также "западной" (prācīna-mūrti/-rūpa) форме "рудракшевого Медведя" (rudrakṣarkṣa) является одной из центральных проявленных форм Великого Шкафного Существа (śrī Jātibhūta). А Винни-Пух тоже медведь (ṛkṣaka). Значит, Винни, являясь одной из форм (ekā mūrti) Рудракшевого Медведя, есть тем самым проявленная форма Джатибхутам (Шкафного). Итак, круг замкнулся.

Краткое резюме выводов профессора Гыгыгы:
Таким образом, Песенка Винни-Пуха являет собой ярчайший памятник синкретического философско-религиозного творчества. На нём прослеживаются влияния как индийских философских, буддийских, а также и арабско- или персидско-суфийских мотивов и идейных течений. Не исключено, что многие школы индийской философской мысли являются прямыми потомками системы Виннипушества. Само ВНП является конкретным историческим проявлением Чайной Доктрины, Винни-Пух представляет собой ни что иное, как проявленную форму Шкафного, а его Песенка — не только сборник философских учений, но и введение в конкретную эзотерическую практику Чаепития, сопровождаемое Мёдозаеднием. Следование системе ВНП с необходимостью гарантирует сотериологический результат — мгновенное пробуждение, что вполне логично, если вспомнить Чаяние и его основную квинтэссенцию — Чифир. Потребление последнего характерно как раз для России с её лагерными просторами.

Данно исследование представляет собой первую в истории попытку глубокого и всестороннего осмысления Касталийской Академией НИКАК с эзотерической точки зрения образа Винни-Пуха, а также лежащих в основе популярного мультфильма философско-религиозных воззрений. Косвенным результатом является бесспорное установление универсального характера шкафных доктрин Чаяния, характерных не только для Вены, но и для советской России.

Śrī Jātibhūtāya Cāyeśvarāya namo namaḥ !!!!!!!




Tags: игра в бисер, наша Касталия, приколы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments