Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

Мягкие руки брадобрея: о малигнизированной трансформации права в идеологию



"Власть отвратительна, как руки брадобрея"
(О. Мандельштам)

Нередко приходится слышать о необходимости "уважать другого как личность". Если я гражданин правового, а не тоталитарного государства, я никого и ничего не обязан внутренне "уважать как личность". Я могу кого-то уважать, а кого-то не очень: всё это моё глубоко личное дело, а не дело государства, его кодексов и идейных охранителей. Уважение -- категория этическая, а не правовая. Императив уважения другого как личности ни в каких вменяемых законах не прописан, не может быть правовой дефиниции такого уважения, так как по объективным соображениям не может быть и никаких критериев его наличия или отсутствия, кроме субъективного чувства, не поддающегося достоверной верификации. Посему такое требование следует признать не правовым, а идеологическим. Этот императив подобен хорошо известным уловкам гебешных кумов (оперативников) советских времён, пытающих вербовать сексотов (стукачей), о чём рассказывал Буковский в своей книге "И возвращается ветер", а также Солженицын в "Архипелаге": "Ведь вы -- советский человек?"
Что такое "советский"? Такой, что не является "антисоветским"?

Я как субъект права должен соблюдать конкретные писаные законы, а не пестовать какие-то внутренние трудноопределимые, совершенно субъективные настроения, непонятно кем предписанные. Я не должен подвергать другого человека насилию, нарушая его конкретные права, но не обязан внутренне уважать ни то, что мне кажется явным и крайне опасным идиотизмом (вроде постепенного de facto, а кое-где и de iure введения норм шариата в современных западных обществах), ни носителя этих идей (или просто любых идей, которых я не желаю разделять). Я не обязан уважать религию Летающего Макаронного Монстра или её адептов, но мне запрещено вторгаться на их территорию, пуская в ход кулаки или сдобренную кислотой зелёнку. К личностям, которых я считаю по разным субъективным причинам недостойными уважения (и внешних знаков этого уважения), я обязан в общественной жизни относиться нейтрально. Уважение -- показатель неформальных отношений. Где таковых нет и по каким-либо причинам быть не может, мои отношения с такими субъектами формализуются с помощью права. Это признак правового государства. Любые требования (непонятно кого) сверх этого будут признаками тоталитаризма.

На примере Германии совершенно очевидно, что некогда правовое государство стремительно скатывается в сторону тоталитаризма. Rechtsstaat (правовое гос-во) становится Gesinnungsstaat, государством идеологическим (левым и даже лево-эстремистским). Кстати, показательно, что в нынешней Германии наблюдается мощное возрождение института политического стукачества и идеологического сыска, ведущими деятелями и контролёрами которого являются бывшие кадровые и добровольные агенты Штази (политической охранки ГДР). Совершенно недавно с подачи министра юстиции ФРГ "товарища" Хайко Мааса был то ли уже принят, то ли вот-вот готовится к принятию закон о контроле интернета, по сути -- закон о политической цензуре: Internetdurchsetzungsgesetz. Направлен он прежде всего не против исламистов, но против критиков миграционной политики мадам Меркель. Это законопроект (или это уже закон?) вызвал
резкую критику даже со стороны экспертов более чем конформистки настроенной ООН. Этот закон отмеряет официальное начало конца Германии как правового государства.



На фотографиях: политическая тюрьма Штази в Дрездене, ныне музей государственнго террора.

См. также: Дрезденская резидентура: по путинским местам.
Tags: Германия, политика, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments