Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Метафизика туризма

"...Наша Земля стала удивительно маленькой, она лишена просторов и недоступных мест. Раньше говорили, что никогда не хватает времени, однако не только время ускоряется и проходит сквозь нас, но и пространство утрачивает свою протяжённость.


Транснациональный капитал захватил практически все страны. Кока-Кола, Микки Маус, рестораны Макдональдс теперь встречаются во всех точках мира, вплоть до Непала и Бутана. Всё растиражирована в знаках, на фоне которых исчезает различие первого, второго и третьего мира. Фактически, остаётся один мир, легко сводимый к ряду известных лейблов,--своеобразное попурри, в котором намешаны узнаваемые фрагменты различных культур, обработанные таким образом, чтобы сделать их восприятие максимально комфортным и безопасным (...) Иссякло не только время, но и пространство (...)

Глобализация обусловлена бешеным развитием туризма. Мы видим, что в наше время критерием богатства и достатка является путешествие (...) Реальное богатство определяется (...) тем, сколько человек путешествует по миру (...) Современный турист видит новые страны в режиме непрестанной смены неких эквивалентов, в отношении которых существует только одна абсолютная единица измерения--его неподвижное "я"(...)

В наше время перед философами, перед людьми мысли и аутентичного существования встаёт проблема собрать всю вселенную, всю бесконечность молчащих миров в одну точку, в одно сердце. Такое собирание удивительным образом осуществляется через подлинное путешествие, через духовное странствие, о котором [говорит] (...) большинство мировых религий. Великий путешественник--это поствящённый, переживающий каждый переход границы как инициацию. Любой человек, инициированный идеей подлинного пути, превращается в солдата мысли, в воина судьбы, стремящегося преодолеть гурманство туризма и обнаружить себя в абсолютно чужом мире (...) Мне думается, что противодействие внутренне неподвижному, расслабленному туризму--это именно собирание разлетевшихся осколков мироздания, (...)абсолютная концентрация."
[Татьяна Горичева в книге "От Эдипа к Нарциссу"]

То, о чём говорит Татьяна Горичева в одной из своих бесед, знакомо, я думаю, всем нам по собственному опыту. В той или иной мере, той или другой своей стороной. Мы зачастую или на месте туристов, посетивших интересные места и взахлёб делящихся своими впечатлениями, или в роли слушателей счастливцев, терзаемые (ну пусть "белой"...) завистью к их новому опыту (...сколько они всего нового увидели!..) и мечтающие уж к следующему-то отпуску наверняка скопить денег и повидать столь же экзотические края,-- может быть, покушать по-бутански или бушменски... Хотя прошу прощения, по-этакому чему-нибудь пообедать можно в наше время, вовсе и не вылезая из европейских метрополий, а то и деревень. Благо "национальных рестораций" везде хоть отбавляй.

Побывав в первый раз в Индии в 1998 году, мне, естественно, тоже хотелось поделиться со знакомыми новым опытом. Я и делился: показывал фотографии, рассказывал о пережитом. Диапазон реакций был достаточно широк--от сопереживающего восторга до откровенного непонимания. Ну, с восторгом всё понятно – некоторым людям тоже интересна Индия: мистика, романтика, йоги со своими сверхъестественными способностями, слияние религий в одном-едином Абсолюте and what so ever…
Реакция непонимания была для меня много интереснее (хотя в тот момент, кажется, всё ж таки несколько обижала) и, в конечном счёте, поучительнее.
Стандартными вопросами были всё те же: Сколько там стоит номер в приличной "европейской гостинице", каков курс валют, не заразился ли я чем-нибудь тропическим ("ведь там такая антисанитария!") и, всенепременно, -- "видел ли я Тадж Махал?" А частое добавление либерально настроенных моих знакомцев-"индолюбов" ещё и касалось множества трущоб и вообще бросающейся в глаза бедности простого люда. Некоторые (это особенно характерно именно для немцев из Германии) тут же начинали поучать меня, за неимением под рукой настоящих индийцев, "как нам обустроить Индию".
При упоминании Тадж Махала я вначале просто говорил, что-де нет, до Агры я как-то не доехал, не до того было. На что не раз слушал возмущённую отповедь как раз "индолюбов": "Ну как же можно было быть в Индии и не увидеть Тадж Махал!" Потом, когда надоедало оправдываться, я отрезАл: "Да вы знаете, мне просто не хотелось глазеть на Тадж Махал в толпе западных туристов! Фотографии я видел, и довольно". Да и вообще, индо-мусульманская культура меня тогда вообще мало занимала. Интерес пришёл позже...
Когда дело доходило до рассказов о моём купании (или, если желаете, "омовении") в Ганге в Бенаресе, все наперебой принимались меня жалеть или же, наоборот, порицать моё дикое безрассудство и спрашивать, как же мне удалось избежать смертельной опасности, кроющейся в перезагрязнённой, отравленной воде. Ну вот избежал, как-то так...
На повествования о том, как я занимался в индийских поездах и автобусах "языковой практикой" на хинди, ория и тамильском, мои собеседники непонимающе пожимали плечами: "Ведь в Индии можно запросто объясняться по-английски, все же знают английский!" В их глазах меня лишь несколько извиняло то обстоятельство, что я, кроме богословия и философии, занимался в университете ещё и индологией. Последний факт, однако, нередко давал повод моим не в меру "католическим" знакомым, в остальном людям вполне либеральных взглядов и установок на "толерантное отношение" буквально ко всему, вопрошать, как же это возможно: "совмещать" -- Индию и христианское богословие?

Я и сам, если честно, толком не знал, зачем туда еду: ответы "для других" придумывались по ходу задавания вопросов и были, соответственно, столь же разнообразны, а для некоего мета-наблюдателя, возможно, показались бы и противоречивыми. "Провести отпуск, изучать на месте
современные индийские языки и разнообразные культуры в одной стране, увидеть древние памятники, совершенсвоваться в санскрите, познакомиться с традиционными индийскими учёными-пандитами, осваивать медитационные практики под квалифицированным руководством..." Внутренне, "для себя" (как тут не вспомнить "умозаключение для себя" и "умозаключение для других" буддийской логики!) я признавался, что и сам до конца не понимаю, просто чуял, что мне "надо" было отправиться в это путешествие в неведомое. Помню себя, охваченного перед путешествием едва контролируемым страхом, припоминаю и свои приготовления на тот случай, если обратно в Вену не вернусь. Это была Судьба или Божья Воля, благо в эмпирии, "в процессе" различать их трудно (не касаясь здесь вопроса вообще об их "богословской совместимости").
Это было как раз то "собирание мира в точке своего сердца", о котором знают многие религии с их разнообразными практиками паломничества "к святым местам". Просто на тот момент для меня эти святыни по какому-то странному течению бытия сосредоточились именно на Индийском субконтиненте, покинув на время барочные храмы Центральной Европы. Нужны были эти путешествия-паломничества в Индию и прошедшие с тех пор годы размышлений и учёбы, скорбей и нечаянных радостей, чтобы пришло это спокойное и несокрушимое понимание: "Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо, Ты там; сойду ли в преисподнюю, и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря: и там рука Твоя поведёт меня, и удержит меня десница Твоя".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments