?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Некоторое время назад разбирал с учеником и коллегой санскритскую строфу из сборника "Суктимуктавали" (Sūktimuktāvalī, "Жемчужное ожерелье доброречений"): тематической антологии санскpитской поэзии 13 века, составление или покровительство которой приписывается кашмирскому военачальнику Джалхане. Строфа написана изящно-журчащим поэтическим размером "малини" (mālinī, "увенчанная"):

janayatu natibhājāṃ eṣa santoṣapoṣam,
kuvalayadalakāntiḥ kālikāyāḥ kaṭākṣaḥ /
prakaṭayati purāreḥ ketakīgarbhapatra-
tviṣi vapuṣi lipiṃ yaḥ pañcabāṇapraśasteḥ //

जनयतु नतिभाजामेष सन्तोषपोषं
कुवलयदलकान्तिः कालिकायाः कटाक्षः ।
प्रकटयति पुरारेः केतकीगर्भपत्र-
त्विषि वपुषि लिपिं यः पञ्चबाणप्रशस्तेः ॥

Обычная неверная стратегия санскритофила*, пытающегося понять, а затем и перевести какое бы то ни было санскритское высказывание или, как здесь, стихотворную поэтическую строфу — начинать переводить слово за словом, слева направо. От таких "переводов" нередко получаются забавно-уродливые словесные монстры, расползающиеся потом по Сети и сообщающие таким же санскритофилам и неучёным индофрикам, что-де санскрит — настолько многозначный язык, что переводить с него хоть как-то если и возможно, то лишь напустив густого мистического тумана. Увы, за таким плотным облачным слоем высокопарных анаколуфов обычно скрывается непонимание или недопонимание самого переводчика.

{*Под санскритофилом я здесь разумею по преимуществу всякого восторженного любителя Индии и санскритомана, как правило не отличающегося глубоким знанием ни языка как такового, ни тем более санскритской словесности в целом, зато изрядно отягощённого множеством мифов, агрессивных предрассудков и некритически воспроизводящего расхожие индийские нарративы, которые он полагает "ведическими", то есть традиционными и незыблемо-священными}.

Разбор:

Перво-наперво следует помнить, что наиболее обычной для классического санскрита является коррелятивная конструкция, то есть два простых предложения, стоящих в коррелятивной (взаимозависимой) синтаксической связи различных подтипов. В данном случае это тип прямого коррелятива: yaḥ (тот, который) = eṣaḥ (этот).

Каждое из входящих в коррелятив простых предложений должно иметь подлежащее и сказуемое. Иначе говоря, основная синтаксическая структура тут такова: yaḥ prakaṭayati, eṣaḥ janayatu, „Тот, который являет, этот (он) пусть производит/порождает“.

Далее следует задавать последовательность вопросов: если нечто что-то "являет", то что именно? Ищем слово в винительном падеже: lipim, „письмо, помазание“. Где он это являет? Видим локатив vapuṣi, "в/на теле" (Nom. vapus-). На каком именно теле? На том, что охарактеризовано как: ketakī-garbha-patra-tviṣ-, то есть "чьё дрожание/блеск (-tviṣ-) [подобно дрожанию/блеску?] листьев (-patra-) около/вокруг плода (-garbha-) кетаки (ketakī-)". Или, скорее: "дрожанию лепестков вокруг сердцевины/пестика цветка кетаки".





Лепестки цветков растения кетаки (лат. Pandanus odorifer/odoratissimus) не используются в почитании бога Шивы, поскольку были Шивой прокляты, так как помогли "смухлевать" Брахме в одном споре богов с Шивой. О растении кетаки можно по-английски почитать ЗДЕСЬ.

Далее, эти письмена или мазь (lipi) были на теле кого? purāreḥ, то есть бога Пурари, что в свою очередь является кеннингом Шивы. Далее, у нас имеется ещё одна, генетивная клауза, образующая прямое дополнение: lipim…pañcabāṇapraśasteḥ, то есть это письмо (lipi-) связано с pañca-bāṇa-praśasti- в генетиве, „прославлением обладателя пяти стрел (бога любви Камы / бога Эроса)“.

Итак, мы разобрались с предложением с подлежащим yaḥ. Переходим к коррелятивного ему простому предложению с подлежащим eṣaḥ.

<<Тот, что нечто (...) проявляет, пусть он порождает>>. Но кто именно "он, этот"? kaṭākṣaḥ, „боковой взгляд, (кокетливый, игривый, а в контексте богов неизменно благоприятный) взгляд искоса“. Трудность для понимания здесь в разнице культурных кодов: "взгляд искоса" (если по-русски) скорее будет связан с недоброжелательным отношением, нежели с даруемой божеством благодатью. Чей же это мимолётный, игривый "боковой" взгляд? kālikāyāḥ (Gen. fr. Kālikā-), богини Калики, то есть Кали. Кроме того, он ещё охарактеризован как kuvalaya-dala-kānti-, „чьё изящество (kānti-) подобно (изяществу) лепестка (dala-) водяной лилии (kuvalaya-)“.



Что же именно должен производить этот взгляд богини? santoṣa-poṣam, то есть „возрастание/ преизобилие удовлетворения“. Это удовлетворение должно производиться natibhājām (Gen. plur. от nati-bhāj-), то есть „среди причастников поклонения“ [Или, как вариант: "среди тех, кто почитает посредством поклонов", "среди почитающих поклонами"]. Поклонения кому именно? — опять же, богине Кали, kālikāyāḥ (см.: синтаксическая конструкция апокойну). Родительный падеж, как почти везде в классическом санскрите, выступает в роли pro dativo.

Пришло время собрать все клаузы воедино. Точный перевод, близкий к дословному, в котором собраны возможные аллюзии, которые я тут вижу:

"Пусть этот боковой взгляд богини Кали, изяществом своим подобный лепестку водяной лилии, который проявляет начертание прославления бога Камы/Эроса [или: помазание, прославляющее Каму] на теле Пурари (Шивы), дрожание коего (тела) подобно (дрожи [от страха]) лепестков вокруг сердцевины цветка кетаки, приводит к возрастанию удовлетворения среди причастников поклонения (этой богине) / среди тех, кто поклонами почитает (эту богиню) ".

“Let this side look of the goddess Kālī the beauty of which (look) is like (the elegance) of the petal of a water lily, manifest an outward appearance of the glorification of [or: disclose the anointing, i. e. the sweat which glorifies] the god Kāma on the body of Purāri (i. e. Shiva), its trembling being like (a violent agitation) of petals around the core of the Ketakī-flower (who is afraid of Siva), bring an increase of satisfaction among those who worship (Kālī) by bowing (to Her)”.

Комментарий:

Под "письменами или начертаниями (каковое значение слова lipi- в данном контексте на первый взгляд подходит лучше, нежели "мазь/умащение") прославления Эроса" имеется в виду дрожание охваченного эротическим чувством тела Шивы, происходящее от магического воздействия кокетливого взгляда Кали. Дрожание тела Шивы сравнивается с дрожанием от ужаса цветка кетаки, обманувшего Шиву и ожидающего страшное проклятие за свою раскрытую Шивой хитрость. Ибо что может быть ужаснее, нежели быть навеки исключённым из ритуала почитания Великого Бога Махешвары, как то сталось с несчастным душистым белым цветочком кетаки?

Это дрожание одновременно от любовного томления и ужаса и есть "начертание прославления" бога Эроса. Кроме того, тут возможна аллюзия и на другое значение слова lipi, a именно „умащение“, „то, что липнет“, „помазание“. Не исключено, что имеется в виду липкий пот, выступивший на дрожащем теле Пурари-Шивы, охваченного одновременно вожделением и страхом перед изящно-соблазнительной, кокетливой, но вместе с тем и убийственно-грозной Кали. То есть взгляд Кали проявляет, выхватывает, являет на свет "помазание", т. е. липкий пот на дрожащем теле Шивы. Или же липкий пот на теле Шивы, блики (tviṣ) на котором (из-за этого выступившего пота) играют, неровно двигаясь от его дрожания, которое подобно дрожанию от страха нежных лепестков кетаки, собранных вокруг пестика (garbha). Таковы возможные значения, образующие систему аллюзий для традиционно образованного читателя.

Также не исключено, что у иного из многоучёных современных читателей может возникнуть ещё одна аллюзия (это моё чисто умозрительное предположение, которое я здесь излагаю в виде гипотезы). Дело в том, что кеннинг pañcabāṇa, обычно обозначающий бога эроса Каму — это также и термин из южноиндийской музыкологии, название одной из двенадцати т. н. чакр (кругов, или групп) родственных раг, то есть мелодико-композиционных моделей (см. ЗДЕСЬ). Не исключено, что эти раги не только семантически, но и перформативно связаны с прославлением Камы. Как бы то ни было, заинтересованный читатель может послушать запись этой раги "панчабана" ЗДЕСЬ. Правда, это термин южноиндийской музыкологии, локализованной в Карнатаке, а стихотворная строфа была записана в Кашмире в 13-м веке. Так что не знаю, есть ли здесь действительная связь.

Как видим, такое подробно-медленное филологически нюансированное прочтение даже небольшой санскритской поэтической строфы неизбежно сопряжено с целым рядом трудностей. Сложности эти не только и не столько языкового плана (выражаемого грамматически на уровне морфологии и синтаксиса), но проистекают из культурных аллюзий, нередко связанных с мифологией. Кроме того, ещё более подробный разбор потребовал бы рассмотреть строфу в аспекте риторики, то есть её поэтических "украшений"-аланкар. Однако таковой рабор выходит за рамки моей небольшой заметки.

Даю свой (наскоро сделанный) перевод то ли ритмическим верлибром, то ли подобием акцентного стиха. Доделывать его в полноценный акцентный или переделывать в белый стих пока нет времени. Желающие потренироваться могут это сделать, имея близкий к оригиналу перевод (см. выше). А пока вот такой экспериментальный перевод, всё ещё достаточно близкий к оригиналу:

"Да сотворит сей быстрый взгляд — через плечо — богини Чёрносиней,
Изяществом подобный лепестку кувшинки нежной,
Что проявляет начертанье прославленья бога Неги
На теле Шивы, что дрожит и пóтом блещет,
Как Кетаки-цветок, что ужасом трепещет,
Преизобильну радость у поклонников богини".

В заключение даю свою рецитацию на санскрите разобранной поэтической строфы:

Profile

moj lik
edgar_leitan
Эдгар Лейтан

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com