Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

О пользе милостыни (к истории и типологии индийского аскeтизма)



В комментарии Каундиньи на Пашупата Сутру* обнаружил такую вот жемчужинку — традиционное морфолого-онтологическое истолкование (нирукти) слова "бхайкшья" (милостыня):

jarāmaraṇagarbhebhyo bhītasya narakād api /
bhayāt kṣapayate yasmāt tasmād bhaikṣyam iti smṛtam //

जरामरणगर्भेभ्यो भीतस्य नरकादपि ।
भयात्क्षपयते यस्मात्तस्माद्भैक्ष्यमिति स्मृतम् ॥



Высказывание представляет из себя очевидный коррелятив по типу "yasmāt — tasmād", "поскольку — то/поэтому". При передаче по-русски полные санскритские коррелятивы обычно приходится с одной из сторон сокращать:

Пословный перевод:

„Традиционно считается (smṛtam), что милостыня (bhaikṣyam iti) потому (tasmāt) [так называется], поскольку (yasmāt) [она] приводит к прекращению (kṣapayate, кауз. oт kṣi) страха (bhayāt, аблатив от bhaya-) даже (api) перед адом (narakāt, аблатив от naraka-) у того, кто ис/напуган (bhītasya, генетив от bhīta-, ppp. от bhī, конструируется с аблативом) старостью, смертью и материнским лоном (jarā-maraṇa-garbha-)“.

Литературный перевод:

„Согласно традиции, милостыня называется "милостыней" (бхайкшья), поскольку она освобождает (кшa-) даже от страха (бхай-) ада того, кто боится старости, смерти и перерождения".

Такого рода распространённые в санскритской литературе в качестве "доказательств" того или иного религиозного утверждения традиционные или "народные" этимологии обычно имеют мало общего с этимологией в научном смысле исторического происхождения того или иного слова. Они напоминают скорее словотворчество Хайдеггера и работают по принципу ассоциаций. Тем не менее, они чрезвычайно важны и интересны. Важны, поскольку они очень распространены, начиная ещё как минимум со средневедийского периода Брахман, изобилующих подобного рода "нирукти", которые как бы устанавливают глубинно-магические связи между вещами и явлениями. Интересны, поскольку представляют из себя один из центральных механизмов традиционной индийской герменевтики, то есть конструирования и истолкования текста.

В нашем случае в слове "милостыня" (бхайкшья, bhai-kṣ-ya) объясняются его два выделенных элемента: "бхай-", как бы от bhai-āt = bhayāt ("от страха"), и "-кш-ья", как бы от kṣ-apayate, "приводит к прекращению/уничтожению/исчезновению".

Представления об индивидуальных перерождениях вошли в общеиндийский "идейный канон" отнюдь не с изначальных времён, но, вероятно, примерно в "осевое время" (4-6 вв. до н. э.), когда в Индии возникают разнообразные учения и движения, связанные с аскетическим образом жизни и практиками, целью которых было достижение тем или иным способом освобождения от бремени бытия, главной характеристикой которого виделось мучение или страдания (духкха) в его самых разнообразных формах. Дошедшими до наших дней отголосками тех далёких времён являются религии буддистов и джайнов, а также различные формы аскетизма, идейно встроенного в брахманические каноны смрити и формализованные в нормативных текстах типа дхармашастр как третья (лесные отшельники, пустынники) и четвёртая (нищенствующие бродячие аскеты-отречники) модели или, скорее, стадии жизни дваждырождённого индивидуума.

Четвёртой модели сущностно соответствует предписанное собирание аскетом-отречником (санньясином) в качестве единственной основы пропитания милостыни, и который в связи с этим называется также бхикшу(ка) (bhikṣu-/ka), "нищенствующий (аскет)". Такие аскеты называются также "паривраджака"-ми (parivrāj-/aka-, бродягами) или просто "яти" (yati-), „сдержанными“, (собственно) „аскетами“.

Подаяние милостыни является одним из главных предписаний для домохозяина: милостыни как для молодых студентов-брахмачаринов, так и для нищенствующих аскетов-отречников, которые целиком зависят от этого добродетельного делания, осуществляемoго домoхозяевами как единственными производителями материальных благ. Именно поэтому мы видим нашей строфе религиозно-метафизическое обоснование милостыни, как бы исходя из субстанции самого этого слова.

Пашупаты являются самостоятельным аскетическим движением шиваитов, возникшим где-то в начале нашей эры. Однако, как свидетельствуют тексты типа дхармашастр (один из таких важных текстов находим в Курмапуране), теистические материалы пашупатов были в течение первого тысячелетия частично инкорпорированы в брахманические нормативные дхармашастры, а передавались уже в составе пуранического корпуса.

[записки для диссертации]

*) "Сутра": в единственном числе и (по-русски) с прописной буквы, имеется в виду весь корпус сутр. Такое разделение вполне соответствует традционному узусу, где речь может идти, например, о nyāya-sūtram, то есть о Ньяя Сутре — в значении всего корпуса сутр Гаутамы Акшапады, или в значении какой-либо конкретной сутры из этого корпуса. В этом последнем смысле можно коллективно говорить и о nyāya-sūtrāṇi, то есть о Ньяя-сутрах.
Tags: Индия, Пашупапа Сутры, аскетизм, индология, мои переводы с санскрита, религиоведение, санскрит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments