Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

Исследуем термины



Я вполне осознаю, что словечко "леволиберальный" является чистейшим оксюмороном, как "горячий снег" или "чернила белые". Нынешние левые, исповедующие странную комбинацию постмодернизма и неомарксизма (с заменой враждующих между собой классов на враждующие "группы идентичности", identity groups), являются яркой противоположностью классических европейских либералов 19 века. Они ненавидят подлинных, классических либералов, называя их "фашистами". Для них нет ничего более ненавистного, чем аттрибут "консервативный", сколь бы умеренным и просвещённым этот консервaтивизм ни был. Эти граждане (вернее, "товарищи") ратуют за всеобъемлющий государственный контроль за экономическими процессами и содержанием сознания, а также за речевым выражением "несознательных" индивидуумов, создают, регулируют и агрессивно внедряют леворадикальный новояз посредством идеологии политкорректности и гендеризма.

Неплохая в задумке идея "прав человека" и правового государства оборачивается в их реализации почему-то почти всегда "особыми правами тер@тов". Радикальные исламисты являются для них социально-близкими в деле реализации "благородной цели уничтожения всего старого мира насилия кровавых белых людей над прекрасными цветными" (этакий расизм наоборот).

Целью этих людей является полное уничтожение любой национальной (в смысле этнической), а также культурной идентичности "белых" европейцев путём ошельмовывания любого рода national sentiment (патриотических чувств) европейских народов, приравниванием этих чувств к нацизму, шовинизму и человеконенавистничеству, а также путём глобального этнозамещения европейских народов и этносов путём непрекращающейся массовой миграции людей с других континентов.

Я также понимаю, что вопросы идентичности -- чрезвычайно сложная штука. Однако проблема "левых либералов" (читай -- левых радикалов) в том, что любые сложныe вопросы, действительно волнующие многих людей, не обсуждаются, но немедленно табуируются, а нарушение этих табу взводится в разряд мыслепреступлений, oбозначенных в уголовных кодексах всё бoльшегo числа стран как "hate speech", "язык ненависти". Недаром говорят, что на самом деле дело обстоит следующим образом: Hate speech means "I hate your speech". Это игра слов, которую приблизительно можно передать так: "'Язык ненависти' означает -- я ненавижу то, что ты говоришь!"
Tags: Абсурдистан, Еврабия, Кафка, размышления
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author