Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

"Что за смех, что за радость, когда мир постоянно горит?"



Вполне мейнстримовая австрийская Kronenzeitung пишет, что за один лишь 2018 год было подожжено или иным образом осквернено 1063 христианских храма. Иными словами, по три церковных здания в день. И я очень сильно сомневаюсь, что абсолютно во всех случаях виновные — мусульмане. После большевицкой революции с колоколен на крестные ходы мочившиеся комсомольцы были в большинстве своём свои же, русские, "крещёные православные", а отнюдь не "инородцы". Об этом мы неоднократно беседовали ещё с Аверинцевым.

Будь христианство в Европе живо и сильно, а не только плоской выродившейся идеологией "мы-за-всё хорошее-против-всего-плохого", не было бы и нынешней проблемы с исламизацией Европы. Ещё в далёкие 1990-е, слушая восторги сторонников секуляризма, я говорил, что "свято место пусто не бывает". На место убитого Бога европейцев должен неминуемо прийти Аллах. "Права человека и демократия" как религия пресны и неубедительны, как и любые искусственные рукотворные религии, за которыми не чувствуется тайны Откровения. После 2-го Ватикана катoличество было лишено тайны мистерии в действии, сосредоточившись в виде формул в головах, и это в самом лучшем случае.

В исламе сам молитвенный перформанс несравнимо более прост, чем в дособорном католичестве, но в исламе существеннейшим нарративом является тайна и красота. Тайна и красота — это Коран, тайна его ниспослания и красота таджвида. В исламе в обособленности уммы от нечистого мира неверных — политическая сила этoй общины, как безграничная открытость послесоборного католичества — его смертельная слабость. Если считать вместе с Ранером, что абсолютно все "люди доброй воли" являются "анонимными католиками", зачем тогда вообще крещение и прочие игрушки, называемые "таинствами"? Если ислам так прекрасен, как рассказывает Франциск Бергольо всему миру, тогда зачем мусульманам принимать христианство, рискуя своими жизнями, — так совершенно справедливо спрашивают Франциска бывшие мусульмане, ставшие католиками.

Просвещение, являющееся во многом фундаментом современной умирающей Европы, принёсшее множество всего того, что мы воспринимаем как само собою разумеющиеся блага, разрушило и монополию Церкви на истину, и элементы архаичного мировоззрения, "метафизику", делавшую мир осмысленным целым, руководимым Богом упорядоченым пространством. Когда мир стал бесконечной холодной массой чёрной пустоты с редкими газовыми шарами и дырами в нём, а человек — вовсе исчезающей пылинкой, Бога стало представять себе в нём совсем сложно. В наше время христианин не может не жить с этой кровоточащей раной в душе. Сама его вера, где таковая ещё осталась (у "подавляющего меньшинства"), не может не быть одной огромной кровоточащей проблемой, если христианин этот не совсем примитивный дурак.

Что же касается альтернативы... Европейские и американские интеллектуалы, бросившиеся в объятия буддизма, причём по преимуществу именно мистически-магического тибетского буддизма, а не гораздо более рационально выглядящей тхеравады, подтверждают этот тезис o привлекательности тайны и таинственности. Человек может быть сколь угодно воспитан в стандартнoм "научном" мировоззрении, но если он становится адептом гималайской махаяны, то сознание его расколото. Научность как с детства вбитый в голову принцип никуда не делась. Но в другой части его головы поселяется целый пантеон богов, демонов и будд, делающих для него все его миллионы простираний осмысленным делом, а не идиотизмом.

Секуляризм, по всей видимости — это очень нестабильное состояние общества. Это навязанное мировоззрение во имя сохранения так называемого мира мгновенно сдувается либо под напором неисследимой реальности человеческой души (об этой реальности писал ещё К.-Г. Юнг), которая выражается в душевных пандемиях целых народов (как случилось в Европе в 1930 гг. или в России/СССР чуть пораньше) либо под агрессивным напором захватчиков, ищущих жизненного простраства и не обученных всем тонкостям рефлексии, колебаний совести и сомнений в дейстительности своей достаточно несложной картины мира, где героев веры после смерти ожидают десятки девственниц и всё такое. Есть ли из всего этого разумный выход? Я думаю, что его нет. Некоторые проблемы принципиально нерешаемы. И мы должны быть готовы прожить все крайне неприятные последствия этой нерешаемости.
Tags: Еврабия, Закат Европы, размышления, христианство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments