Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Category:

O качестве русских переводов с санскрита и о знании предмета кандидатами наук в РФ

Читал сегодня на своём вебинаре с В. Д. для разминки небольшой отрывок из комментария Нагеши (Нагоджи) Бхатты "Уддйота" на "Махабхашью" Патанджали. Этот отрывок был в качестве переведённого фрагмента опубликован в составе статьи в Письменных Памятниках Востока в 2007 г. (2/7) (Военец К. В., Древнеиндийская грамматика Aṣṭādhyāyī: Диалог поколений индийской лингвитической традиции). Я было об этой, мягко выражаясь, не самой удачной статье (которую в своё время вволю отругал в своём ЖЖ) уже позабыл, если бы не один френд в ЖЖ, напомнивший мне о ней. Напомнил в той связи, что статья написана по тематике диссертации автора, защищённой в 2003 г. под научным руководством премного мною уважаемого индоевропеиста и ираниста, покойного Леонарда Георгиевича Герценберга. А одним из оппонентов диссертации выступал Рудой, известный петербургский буддолог. Другим была Крючкова. Дескать, на эту статью ссылаются в других научных работах! Упомянутый френд пишет дословно следующее: "Эта статья — краткое изложение кандидатской диссертации. На диссертацию ссылается О. А. Волошина из МГУ. Например, в статье "Шива-сутры как важнейший элемент метаязыка грамматики Панини"".

И вот френд спрашивает: как же так, такие уважаемые люди руководили диссертации и оппонировали, а статья вот такая? Так ли это? Диссертацию я пока подробно не смотрел, про статью в целом уже писал у себя в ЖЖ два года назад, но вот решил заново разобрать один небольшой отрывок из (действительно объективно очень сложного) комментария Нагеши Бхатты (18 в.). А заодно и размяться со своим замечательным учеником, уже очень прилично умеющим разбирать шастрические трактаты и комментарии на санскрите. При этом в данном случае я не заглядывал в более широкий контекст, хотя и изучал отдельные части этого комментария на "Махабхашью" годы назад. B связи с тем, что Нагеша комментирует местоименное прилагательное sarva- (всё, целиком, весь), он углубляется в дебри метафизических материй и связанных с ними традиционных представлений.

Даю исправленный мной фрагмент "Уддйоты" (в статье Военца транслитерация данa с серьёзными ошибками):

sarveti. ktvāntānām pañcamaślokottarārdhenānvayaḥ. sarvākāratvaṃ sarvopādānakāraṇatvān mṛdādivat. kāryātiriktadṛśyasvarūpābhāvād nirākāratvam. kartṛtvād viśvādhyakṣatvam. sa aikṣateti śruteḥ. atīndriyatvaṃ vigatendriyatvena paśyaty acakṣuḥ ityādiśruteḥ. svarūpacaitanyenaiva. indriyāviṣayatvena vātīndriyatvam.

Даю сначала свой вспомогательный пословный перевод (для изучающих санскрит и просто интересующихся) по своей системе:

Что касается (iti) [слова] "всё" (sarva) [в комментируемом тексте]. Синтаксическая конструкция / порядок [для] слов (anvayaḥ) [слов,] оканчивающихся (-antānām) на суффикс ktvā (ktvā-) [т. е. деепричастий] [данo посредством] второй (uttara-) половины (-ārdhena) пятой (pañcama-) строфы (-śloka-). Тот факт, что (-tvam) всё (sarva-) является формой / видимым гештальтом (-ākāra-), [имеет место] на основании того, что (-tvāt) всё (sarva-) [является] материальной (upādāna-) причиной (-kāraṇa-) [для чего-то другого / для всего], подобно тому (-vat), первым элементом из чего (-ādi-) [является] глина (mṛd-). Факт (-tvam) отсутствия (nir-) формы (-ākāra-) [имеет место] но основании отсутствия (-abhāvāt) самостоятельной природы (-svarūpa-) у феноменов (-dṛśya-), обособленных (-atirikta-) от результатов (kārya-). Тот факт, что (-tvam) [Бог] является наблюдателем (-adhyakṣa-) всего/Вселенной (viśva-), [имеет место] на основании того, что (-tvāt) [Он является] Творцом (kartṛ-), поскольку в Ведах/Шрути [сказано об этом] (iti śruteḥ): „Он (saḥ) видел/смотрел (aikṣata)“. То, что (-tvam) сверхчувственное (atīdriya-) [существует] в качестве того (-tvena), от чего чувства (-indriya-) отступили (vigata-), [известно] из Вед (iti śruteḥ) [в которых сказано]: "Не имеющий глаз (a-cakṣuḥ) зрит/видит (paśyati)“. [Как же он видит, не имея глаз?] — только лишь (eva) посредством сознания (-caitanyena), [которое является его] собственной/внутренней природой (svarūpa-). Альтернативное объяснение (vā): сверхчувственное (atīndriya-) существует (-tvam) как нечто (-tvena), что не является объектом (-a-viṣaya-) для чувств (indriya-).


Окончательный перевод:

<<По поводу слова "ВСЁ" в комментируемом тексте —
Деепричастия синтаксически связаны со второй половиной пятой строфы. То, что ВСЁ обладает видимым обликом, следует из того, что ВСЁ является материальной причиной для чего-то другого, как например глина и так далее. Феномены, не производящие никаких материальных воздействий, лишены собственной природы и потому не имеют видимого облика. То, что Бог надзирает за Вселеннoй, поскольку является её творцом, мы знаем из Вед, в которых сказано: "Он смотрел". Также известно, что существует Сверхчувственное как нечто, от чего чувства отступили, поскольку в Ведах сказано: "Не имеющий глаз — видит". Как такое возможно? Только посредством сознания, являющегося его природой. Альтернативное объяснение Сверхчувственного: это нечто, не являющееся объектом для чувств.>>

Из "перевода" Военца одного лишь этого отрывка непростого комментария, не переведённого пока ни на один европейский язык (насколько я знаю) следует, что автор, увы, не только не понял в этом отрывке абсолютно ничего, но и вряд ли самостятельно умеет или умел на время публикации самостоятельно читать тексты санскритских шастрических комментариев.

Итак, вот этот, с позволения сказать, "перевод", представляющий из себя нагромождение совершенно произвольных фантазий, не имеющих с текстом почти совсем ничего общего:



Итак, что следует из разбора одного лишь данного отрывка? (все выводы касаются времени написания статьи, разумеется; я не знаю, каково состояние дел сейчас):

Автор практически не знает санскрита. Вернее, "знает" лишь в той степени, в которой может примерно сопоставять оригинал с имеющимися английскими переводами, испекая своё переложение на русский. В случае же отсутствия какого-либо перевода получается нечто, что даже плохим переводом нельзя назвать: "Рисунок, сделанный хвостом непокорного мула, по сравнению с транспарантом Остапа показался бы музейной ценностью..."

Совершенно очевидно, что либо никаких рецензентов у статьи с подобными "переводами" не было, либо формальный рецензент в неё даже не заглядывал.

Интересно, какова во всём этом роль покойных Л. Г. Герценберга и оппонента диссертанта Рудого? Видимо, никакой. Я знаю, что Л. Г. Герценберг не был специалистом в санскрите. Но неужели не было кого-то, кто бы проверил? Вот это неимоверно грустно.

Сегодня я в очередной раз повторил своему ученику, с которым мы занимаемся каждую неделю уже почти четыре с половиной года: выучиться адекватно понимать санскритские комментарии в одиночку невозможно. Слишком всё это сложно, слишком много времени и отдачи требует, слишком много нюансов, по поводу которых нет никаких книг, лишь педагогическая практика немногих знатоков. Вот и выходит, что, поскольку в России читать санскритские шастры не учат (индология, а тем более классическая — совершенно маргинальная дисциплина), всё получается согласно шутке одного коллеги, которая вовсе и не такая уж шутка: "Английский перевод — лучший друг русского переводчика с санскрита".

Всё это, на первый взгляд, мало касается обычных гуманитариев и просто людей, интересующихся письменной культурой Индии древнего и классического "хронотопа". Однако это не так. Выходит, что пишущие по-русски на индийские темы, где сведения черпаются из санскритских источников, неминуемо и безнадёжно оказываются в своих пересказах и распространении знаний зависимыми от имеющихся европейских переводов и интерпретаций. А если таких переводов нет, то и выходит вот это самое: нечто, "не имеющее облика, прекрасно единосущное и бесплотное", иными словами -- "сверхчувственная одухотворённость". К сожалению, не имеющая никакого отношения к реальности.

........................................................

UPD:

Уточнение:

Коллега, взглянувший на контекст разбираемого комментария, то есть на саму строфу, сообщил, что Нагеша комментирует шлоку по поводу "разных бахуврических определениях к слову Nārāyaṇa", и что всё это не имеет отношения к слову sarvam (всё). Термин "anvayaḥ" здесь обoзначает синтаксическую конструкцию или связь (это стандартное значение слова "анвая" в комментариях), которая означает, что все "ктванты надо связать с основным глаголом во второй половине пятой шлоки (vidhāsye)".

Ну да, так и выходит. Если переводить дословно: "[Имеется] синтаксическая связь (anvayaḥ) (для) деепричастий (-ktvāntānām) со второй (uttara-) пoловиной (-ardhena) пятой (pañcama-) строфы (ślokasya)".

К сожалению, у меня нет при себе в доступном виде издания комментария Нагеши, чтобы разобраться в контексте, поэтому и пришлось гадать. Всё это лишний раз показывает, что переводить комментаторский текст без знания того, что именно автор комментирует — небезопасное занятие. Но думаю, что дальнейший текст я понял правильно. Ну а у комментируемого мной автора там вообще чистая фантазия.
Tags: Россия, индология, мои переводы с санскрита, мои рецензии, наука, российская наука, санскрит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments