Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Очередное упражнение в стихотворном переводе санскритской поэзии: теория перевода и история Индии



На одном из индологических семинаров (т. н. "коллоквиум-приватиссимим" для дипломников) мы занимаемся под руководством завкафедры проф. Карин Прайзенданц чтением и интерпретацией южноиндийских санскритских храмовых и наскальных надписей, связанных с южноиндийскими царскими династиями 2-й половины 1-го тысячелетия н. э. Материал весьма разнороден и, как кажется, представляет собой ещё не изученный достаточно глубоко источник по истории индийской культуры. В особенности, что касается комплекса представлений, связанных с царской властью.


Кроме всего прочего, имеются наскальные и храмовые надписи, представляющие интерес как прекрасные образчики санскритской высокой поэзии, в которой представлены в закодированном виде многие идеи, связанные с кругом представлений, касающихся мифологической легитимации царской власти: почему такая-то династия претендует на определённую территорию.

Одна из таких надписей располагается перед храмом бога Шивы на берегу реки Кавери недалеко от города Тиручирапалли, что в южноиндийском штате Тамилнаду. Вероятно, она связана с царём Гунабхадрой (известным также как Пурушоттама, Шатрумалла и Сатьясимха). Множество имён, титулов и т. н. "бируд" (прозвищ?) индийских царей зачастую делает их отождествление нелёгким делом.

Скажем только, что, согласно издателю "South-Indian Inscriptions" (Южно-индийских надписей) E. Hultzsch-у, Гунабхадра был принцем из династии Паллавов, правивший страной Чолов, что по обоим берегам реки Кавери. Имеются также надписи, связываемые с данным правителем, в знаменитом местечке Махабалипурам (Мамаллапурам), что недалеко от Мадраса.

Одна из таких надписей перед храмом Шивы выполнена эстетически прекрасным и довольно распространённым стихотворным размером "шардулавикридита" ("игра тигра").

Моей задачей было лишний раз попробовать перевести санскритскую строфу на русский язык: во-первых, занудно-филологически, наиболее близко к тексту, для уяснения логической структуры всех частей приводимого текста; а во-вторых, попробовать передать её стихотворным размером, наиболее соответствующим санскритскому.

Последняя задача не из лёгких, по причине принципиального отличия классического санскритского стихосложения от русского, на что я в некоторых своих прежних постах уже указывал, и что индологам-санскритистам должно быть вполне понятно.

Итак, как же передать по-русски санскритское стихосложение типа "вртта", основой которого является строго фиксированное количество слогов с определённой же комбинацией "тяжёлых" и "лёгких" в стихе?

Напомним, что стих "игры тигра" (śārdūlavikrīḍita) состоит из 19 слогов, разбиваемых на т. н. "ганы" (стопы?) — традиционные трёхсложные "группы" слогов, чередующиеся следующим образом: ma (- - -), sa (v v -), ja (v – v), sa (v v -), ta (- - v), ta (- - v), ga (-), причём цезура (интервал) наблюдается после 12-го слога, а строфа образована четырьмя подобными стихами. Метрически "тяжёлые" слоги обозначены как " - ", метрически "лёгкие" как " v ".

Я сравнил, как подходил к данном проблеме в своём стихотворном переводе "Гитаговинды" Джаядевы А. Я. Сыркин (изд. 1995 г., "Восточная литература"). "Шардулавикридиту" он передавал фиксированным 10-стопным усечённым ямбом с цезурой после 6-й стопы. Если принять обозначения "ударный слог" ( - ), а "безударный слог" как ( v ), то получается следующая схема: v – v – v – v – v – v – , v – v – v – v
Подобое решение представляется мне не совсем удачным, по соображениям, которые я представлю ниже.

Итак, вот сама эта строфа из надписи близ храма:

kāvīrīṃ nayanābhirāmasalilām, ārāmamālādharām /
devo vīkṣya nadīpriyaḥ priyaguṇām, apy eṣa rajyed iti /
sāśaṅkā girikanyakā pitṛkulaṃ hitveha manye girau /
nityaṃ tiṣṭhati pallavasya dayitām etāṃ bruvāṇā nadīm //

Желающие могут послушать моё собственное чтение данной поэтической cтрофы на санскрите.

Даю сначала прозаический перевод:

"Бог [Шива], любимый реками (или: любящий реки), увидев [реку] Кавири, чьи потоки весьма радуют глаза, несущую [на своих берегах] гирлянды из садов отдыха, к тому же любящую добродетель — возликовал было. Обеспокоенная [этим обстоятельством] (то есть приревновавшая его) Дочка Гор [Гималаев, то есть его супруга Парвати], оставив родительский дом, (поспешила сюда и) назвала сию реку [Кавири] возлюбленной [царя] Паллавы, [сказав]: "Cдаётся мне, [Кавири] пребудет здесь, среди гор, вечно."

Далее, я попытался дать возможно более точные стихотворные переводы приводимой строфы на русский и немецкий языки. Обратной проверкой качественности перевода мне служила, кроме смысловой точности, возможность рецитации переводной строфы в ритмике шардулавикридиты, не нарушая естественных ударений языка перевода. Строфа перевода должна быть читаема как в "песенном" исполнении санскритской шардулавикридиты, так и при обычной поэтической декламации должна узнаваться ритмика санскритского размера.

Аналогом метрически тяжёлых санскритских слогов оригинала служат ударные, а лёгких — безударные слоги перевода. Главным недостатком перевода Сыркина (ср. перевод первой же строфы из Гитаговинды, стр. 137 издания 1995 г.) мне представляется невозможность рецитации перевода в ритме подлинника, хотя количество слогов в стихе перевода формально соответствует оригиналу (19). Наиболее мне "колет уши" сыркинский перевод своей передачей последнего слога "ga" (метрически тяжёлого) в строфе — безударным. При чтении переведённых им строф в размере шардулавикридита, если пытаться читать в ритме подлинника, наличествуют явные нарушения естественных ударений русских слов.

Сравните, например следующий начальный стих первой строфы. Читая его в ритмике оригинала, получаются следующие ударения:
"ТяжёлЫх туч гряда затмила небосвод
стволами тамал тёмнЫх"...

У меня же получился следующий стихотворный перевод строфы о южноиндийской реке Кавери (на санскрите "Кавири"), чьей красотой и добродетелью восхитился Шива, и которую поэтому так сильно приревновала к своему божественную супругу богиня Парвати, из чисто женского коварства отдав её в возлюбленные местному земному владыке из династии Паллавов. Парвати достигла тем самым своей главной цели — оставила при себе известного ценителя женской прелести и добродетелей Шиву (не всегда отличавшегося целомудрием и супружеской верностью, но Кавири как бы уже "другому отдана, и будет века ему верна"; против Дхармы даже Шива бессилен!), а во-вторых, в то же время как бы "религиозно легитимировала" претензию царя Паллавов на господство над всей областью Чолов, что по обе стороны стратегически важной реки Кавери. Не будем забывать того немаловажного обстоятельства, что эта надпись располагается на колонне, что перед храмом Шивы, воздвигнутым правителем на горе, высящейся над рекой Кавери.

Стихотворный перевод на русский:

„Кавири, чьи потоки радостны очам,
гирлянды садов неся,
Добродетель что любит, рек любимец, Бог
в восторге, сию узрев.
Дочерь гор, озабоченная, дом отца
оставив: "Пребудь вовек
Здесь в горах, называясь 'Паллавы любовь'!",--
желает ей участь рек“

Мой стихотворный перевод на немецкий:

Kaviri, deren Ströme lustig für die Aug’
Die Lusthaingirlanden trägt,/
Tugendliebende gar, die flussgeliebter Gott
Erblickend, an ihr entzückt,/
Stark besorgte, des Berges kleines Töchterlein,
vom Hause des Vaters weg,/
Nannt’ dies’ Fluss als Geliebte Pallavas, fürwahr,
die immer am Berge bleibt.//

Для наглядности даю несколько фотографий современной реки Кавери в Стране Тамилов. Картинки я выисклал в интернете.







Tags: Индия, наука, перевод, поэзия, санскрит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments