Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

Орден святого Франциска Ассизского: романтика, теория и реальность



Вена представляет собой настоящий заповедник различных католических религиозных орденов и конгрегаций: выискивай по своему вкусу! Благодаря тому, что в Австрии не происходило революций, которые бы когда-либо напрочь вне закона поставили институции Католической Церкви, здесь сохранилась разнообразная орденская (монашеская) жизнь. Есть некоторое искушение считать это явление чисто музейным, но всё же...


После Общества Иисуса (ордена иезуитов) францисканцы являются самым большим орденом Католической Церкви, насчитывая в своих рядах порядка 16 тысяч членов. Согласно действующему Каноническому праву Католической Церкви орден францисканцев ("Орден меньших братьев") относится к т. н. нищенствующим орденам. Орденские братья считают себя наследниками св. Франциска Ассизского, сам св. Франциск своим идеалом видел Христа, особенно в его аспекте бедности бродячего проповедника.

Кто пожелает, может более подробно прочитать про францисканцев здесь.

Имеется несколько ответствлений францисканского ордена: реформаты, конвентуалы, капуцины..., отличающиеся не только различным прочтением орденского Устава и Завещания св. Франциска, но также и — внешне — нюансами орденской одежды.

В русской (церковной, культурной) традиции принято всех членов католических орденов или конгрегаций называть монахами, а места их проживания монастырями. С точки зрения православной традиции, не дифференцирующей монашество по признакам специфики занятий или разных уставов, это вполне понятно. В католичестве картинка более разнообразная. Принятые разделения на т. н. "созерцательные" или "активные", "апостольские" ордена лишь частично отвечает действительности и является скорее отображением желаемого идеала, нежели абсолютной действительностью.

С традиционной римско-католической точки зрения "монахами" являются лишь представителями бенедиктинского и родственных орденов (цистерцианцы, трапписты, камальдоли...), своим "основным законом" видящие Устав св. Бенедикта Нурсийского, а также особые случаи, вроде картезианцев.

Францисканцы, доминиканцы, августинцы или кармелиты монахами, строго говоря, не являются. Иезуиты также не монашеский орден. Религиозные объединения клириков или женские группы, созданные после иезуитов (т. е. после 16-го века), называются не "орденами", а "конгрегациями". Нормативной основой их жизни являются Конституции, а не какой-либо из более древних монашеских или орденских Уставов (как напр. св. Бенедикта, св. Василия Великого, св. Августина, св. Франциска...). Члены орденов или конгрегаций дают обеты, восходящие к т. н. "евангельским советам" — бедность, послушание, целомудрие.

Известно, что своим "уставом" Франциск из Ассизи видел Евангелие, Устав же его ордена, принятый в 1221 г. (regula non bullata, сменённая в 1223 г. Уставом в новой редакции папы Гонория III) был принят с целью урегулирования жизни как на дрожжах растущего нового орденского объединения.

Времена меняются, в том числе и для францисканцев. Разными могут быть интерпретации Устава св. Франциска, различны страны и культуры, где проживают члены ордена. Члены эти тоже могут обладать самыми разными свойствами характера, степенью святости, зрелости, глупости или непорядочности... Как всегда и везде, в Ордене св. Франциска, как и повсюду в Церкви, попадается "каждой твари по паре". Идеализировать человека просто по причине его проживания в монастыре или другом орденском доме, или потому, что он "имеет сан" или одет в старомодный хабит (орденскую одежду), представляется смешной и наивной романтикой.

Однако все эти ордена, как и призвания в них, всё ещё существуют. И это, я считаю, хорошо. Без всего этого разнообразия беднее была бы жизнь как Церкви вообще, так и "культурный ландшафт" в отдельных странах и городах. Как например в Вене.

Францисканцы в Вене, помимо обязанностей душпастырства, выполняют и традиционные для ордена задачи — занимаются сбором пожертвований и распределением средств на благотворительные проекты (особенно следует отметить деятельность моего знакомого брата Патрика, москвича по происхождению), помогают беднякам на месте, кормят бомжей и т. п.

Вдвойне неприличным представляются рассуждения некоторых "ревнителей" не по уму (в России и прочих странах бывшего "Восточного блока": мне пришлось немало таковых повидать в разных орденах) — о "загнивающем" Западе, в котором, дескать, "совсем нету христианской веры". А между тем эти "глубоко верующие" зилоты с удовольствием катаются на тот же Запад "на халяву" и сдаивают с него денежки... Люди же везде одинаковые.

Для читающих по-немецки: сведения об австрийской францисканской провинции св. Леопольда.

Отдельной темой могло бы быть рассуждение о том, насколько жизнь современный последователей св. Франциска соответствует (или не соответствует) его жёстким идеалам "евангельского жития". Современные ревнители-интеллектуалы (если такой оксюморон вообще возможен), из далёких Церкви людей, знающие стремление к евангельскому идеалу (и, наверное, к любому идеалу...) лишь по книжкам и с тем большей готовностью обожающие осуждать других, кто по их мнению до высоких идеалов не дотягивает, — склонны считать, что в наше время "всё оскудело" и "всё мелко"... В том числе, что "францисканцы уже не те". Может, конечно, оно и так...

На это я рискну возразить лишь одно: по крайней мере, всё ещё ЕСТь люди, кого такие идеалы на каком-то решающем этапе их жизни вдохновляют, подвигают в юродстве веры творить почти невозможное! И не всегда их вина, что первоначальное яркое горение сменяется чадящим тлением, а незаурядная харизма — сравнительно безопасным и сытым существованием в недрах не всегда самой справедливой и исполненной любви институции. По крайней мере, эти люди —рискнули, попробовали! Пусть даже и потерпев в своём начинании крах, не "выйдя в святые"... Мы, которые, как правило, и на такое не решаемся, да будем уважать их хотя бы за это!








Францисканский конвент (монастырь) в центре Вены на Franziskanerplatz.





Вид фарнцисканского храма -- снаружи и изнутри.





Один из боковых алтарей -- барочное изображение несчастных душ, томящиxся в чистилище. Когда-то за этим алтарём служились особые Мессы за умерших. Тогда ещё верили, что можно деятельно и реально помочь своим умершим близким...



Брат Патрик -- встречает в нижнем переходе монастыря, обходящем вокруг монастырского садика.



Внутренний монастырский двор с садом.







Ризница в монастырской церкви. Здесь хранятся литургические облачения, служебники, сосуды и прочие "принадлежности" для Мессы.



Часовня в боковом приделе храма, выполненная в современном стиле: здесь хранятся Святые Дары, здесь же францисканцы читают всей общиной молитву Часов.





Алтарь в часовне с барельефным изображением Тайной Вечери.



"Авангардистское" алтарное распятие.



Настенный рельеф с изображением воскресшего Христа. Другие сюжеты -- св. Франциск обнимает прокажённого (справа) и -- св. Франциск и епископ (слева).



Бывшая трапезная монастыря, теперь используется как зал для торжественных мероприятий.



В коридорах (в стенах или на полу) встречаются плиты, бывшие ранее надгробиями именитых прихожан или, возможно, девоциональными напоминаниями о щедром жертвователе.



Коридор в клаузуре.





Брат Патрик с хозяином этого Журнала, время от времени заходящим к францисканцам в качестве гостя.



Рекреация -- комната для отдыха и общения.



Св. Франциск Ассизский, вырезанный из дерева.
Tags: Вена, католичество, монашество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments