Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Семинар по переводу санскритской поэзии



На этот раз мы займёмся разбором и переводом на русский язык одного из любопытных стихотворений средневекового кашмирского поэта Джалханы (Bhagadatta Jalhaṇa, 13-14 в.), входящее в состав его знаменитой поэтической антологии Sūktimuktāvalī ("Чреда жемчужин благих изречений"), так, к сожалению, и не переведённой ни на один из европейских языков (по словам профессора Михаэля Хана из Марбурга).


1) Даю текст по изданию 1938 г. (Oriental Institute, Baroda, ed. Embar Krishnamacharya, in: Gaekward's Oriental Series, Vol. Nr. LXXXII).

yatpādāmbhojasevāruciśucimanasāṃ prātibhaṃ tattiraścāṃ,
cakrāṅgānām api drāg vilasati militakṣīranīraprabhede,
uddāmājñānarūpaprabalatamatamaḥstomasomasvabhāvāṃ,
devīm ānandakandāṃ vidhumaṇiviśadāṃ śāradāṃ tām namāmi.

2) Эта строфа написана сложным и довольно громоздким, но очень красивым поэтическим размером "срагдхара" ("несущая венок"). Послушать мою "домашнюю" рецитацию приводимой строфы можно здесь.

3) Структура поэтического размера срагдхара (sragdharā):

Техническое определение: mrabhnair yānāṃ trayeṇa, trimuniyatiyutā sragdharā kīrtiteyam.

Разложив на "ганы" (gaṇa) (= трёхслоговые группы), получаем: ma, ra, bha, na, ya, ya, ya. То есть:

— — — — v — — , v v v v v v — , — v — — v — — .

где
—: метрически тяжёлый слог
V : метрически лёгкий слог

В стихе 3 цезуры, после 7-го и 14-го слогов. В стихе всего 21 слог. В строфе 4 одинаковых по структурте стиха, таким образом, срагдхара (sragdharā) классифицируется как samavṛttapadya.

4) Почти дословный рабочий перевод — привожу его для занимающихся санскритом, для облегчения понимания отдельных мест:

„Поклоняюсь сей Богине, обладающей корневищем/луковицей блаженства/радости, сияющей подобно лунной драгоценности/лунному камню, юнице/стыдливой [деве],
чья природа [подобна] Луне [для] массы наимощнейшей тьмы, чья форма (= природа) — в безграничном (/ужасном, безудержном) незнании.
Та (*yat), что является озарением/интуицией для чистых умов, сияние [которых проистекает] из почитания [её] (*yat) лотосоподобных стоп,
— она (tat) (сверкая) играет (vilasati) — постоянно (drāk) — даже/особенно для животных с изогнутой шеей (т. е. для гусей/лебедей) при разделении (ими) смешанных молока и воды“.

5) Мои примечания:

a) Синтаксис:
С точки зрения синтаксиса, строфа весьма сложна в силу своей двусмысленности, которая была, возможно, задумана автором. Привожу схематично возможные интерпретации конструкций (вероятно, заинтересовать это может лишь специалистов по санскриту):

Variant 1: yat prātibham (°manasām) — tat… vilasati; tāṃ devīṃ… namāmi.
Variant 2: tat prātibhaṃ vilasati, yat° (= yasyā devyāḥ) °manasāṃ… cakrāṅgānām; tāṃ devīṃ… namāmi.
Variant 3+: ?...

Мне представляется сейчас (очень долго думать над этой проблемой нет времени), что наиболее вероятным решением было бы читать первое "yat" в смысле "синтаксической шлеши" (двойного значения, игры слов), то есть одновременно как относящийся к "интуиции/озарению" (prātibha) коррелятивную конструкцию „yat…tat“, так и чтение первого yat° как части композита, что я в конечном варианте и перевёл. В этом со мной согласился проф. М. Хан: что строфа очень многозначна и сложна, и одобрил моё решение. Вероятно, при наличии времени можно было бы найти ещё какие-то другие варианты возможного синтаксического прочтения. Имеющий место анаколуф, начиная с 3-го стиха, естественно, интерпретацию усложняет.


b) "Лунный свет традиционно считается в Индии благотворным и несущим приятную для тела прохладу", рассеивающим "мрак невежества" (см. Захарьин Б. А., Санскритская грамматика Варадараджи. Степаненко: М 2007, стр. 6 сл.).

c) Необычные метафоры, очень редко встречающиеся в санскритской классической поэзии (по словам проф. М. Хана и колл. Э. Штайнбаха "Чарудатты"): "луковица блаженства" (ānanda-kanda), а также cakrāṅga (дословно "обладающих изогнутыми членами [тела]") для обозначения "гусей".

d) По индийским традиционным представлениям, гуси обладают волшебным свойством при питье смеси молока и воды отцеживать воду, заглатывая только молоко. Это свойство служит метафорой для "проникновения в суть вещей/выбора самого главного/пренебрежения второстепенным". Поскольку "гусь" в русской культурной традиции, в отличие от индийского традиционного "хамсы", амбивалентно коннотирован (частично негативно, пренебрежительно или иронически), я счёл возможным передать это понятие русским словом "лебедь" (в его более архаическом варианте — слово женского рода).

e) Если понимать словечко api как "особенно", то на ум приходит учение кашмирского шиваизма. Не будем забывать, что Джалхана был кашмирцем, наверняка знакомым с творениями Абхинавагупты и тантрическими практиками. Согласно этим учениям (говоря очень упрощённо) суть вещей (то есть природа Шивы) достигается/постигается всегда "на переходе": между днём и ночью, между вдохом и выдохом, между состоянием сна и бодрствования... Также и на "водоразделе" между молоком и водой! Свидетельства об особой важности состояния "между" — можно найти в Виджнянабхайраватантре, в творениях Лакшмана Джу и проч. Что касается рефлекса тантрических учений кашмирского шиваизма в данной строфе, то это всего лишь моя интуиция, которую поддержали коллеги. Доказать с текстами в руках я это пока что не могу, но мне данная мысль представляется плодотворной, требующей дальнейших конкретных изысканий и уточнений.


6) Литературный прозаический перевод:

„Та, что является озареньем для чистых умов, сияниющих по причине почитания её лотосоподобных стоп, постоянно играет, даже(/особенно) когда лебеди разделяют молоко, смешанное с водой. Поклоняюсь сей юной Богине, корню блаженства, блистающей лунным камнем, природа которой подобна месяцу [освещающему/рассеивающему] бездонную тьму безграничного незнания“.

7) В окончательном "поэтическом" варианте я перевёл каждый стих санскритского оригинала отдельной строфой на русском языке, т. е. из четырёхстишной санскритской строфы получилось четыре русских строфы по 3 стиха, соответствующих числом слогов оригиналу в разбивке по цезурам: 7 + 7 + 7 слогов.
При желании можно рецитировать мой русский перевод в санскритской ритмике размера срагдхара.


8) Поэтический перевод:

1) Той же Богине поклон
Корню радости, младой
— перлом сияет с небес,

2) Что — озаренье умов
чистых почитаньем стоп
лотосовидных её

3) Чья между млеком-водой, —
Лебедь разделила всё, —
Без перерыва игра,

4) Чья же глубинная суть
Явлена в бездонной тьме
Неведенья, — лунный свет!

Tags: Джальхана, Индия, Суктимуктавали, мои переводы с санскрита, перевод, поэзия, санскрит, санскритская поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments