Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

О переводе на русский язык санскритской грамматики Варадараджи: несколько частных замечаний



Передо мной лежит труд московского проф. Б. А. Захарьина: первый перевод на русский язык индийского грамматического трактата Варадараджи, представлающего собой систематическую санскритскую грамматику НА САНСКРИТЕ же. Специалисты наверняка знают, о чём речь. Для заинтересованных неспециалистов же попробую вкратце пояснить. При этом не обойтись без очень упрощённого и сокращённого введения в проблематику традиционной индийской языковедческой традиции (буквально "в двух словах").


Данная грамматика санскрита, составленная на санскрите же в конце 17-го века, представляет из себя систематическое описание санскрита в его синхронии и является "как бы" комментарием на — и тематической перегруппировкой знаменитых правил-сутр великого древнеиндийского языковеда Панини (в оригинале — около 4000, однако грамматика Варадараджи представляет из себя значительно упрощённый вариант, в т. ч. и по объёму), знаменитого "Восьмикнижия" (Aṣṭādhyāyī), составленного прим. в 5-4 в до Р. Х.

Грамматика Панини является основой, каноном, непревзойдённым ни по полноте описания санскрита, ни по достигнутой краткости, а также логичности системы. Вся грамматика представляет из себя около 4000 кратких правил, т. н. "сутр" ("сутра" — дословно "нить"), размер их колеблется от одного слога до нескольких десятков.

Известно, что индийский грамматик "более радуется сокращению какого-либо правила на половину слога, чем рождению первого сына!" — таково примерно древнее крылатое речение о традиционном индийском языковеде-санскритологе. Знаменитая краткость грамматики имеет своей причиной, а также побочным следствием следующее явление: она перенасыщена т. н. "метаязыком" описания. Будучи подобен своей сложностью математическим формулам, грамматический метаязык представляет собой науку, саму по себе требующую систематических занятий в течение ряда лет. Без знания этой науки нечего и думать изучать саму грамматику в её "туземном" варианте.

Серьёзные занятия санскритской грамматикой предполагают для начала мнемоническое запоминание наизусть примерно 4000 паниниевских правил-сутр, естественно, без их понимания. Дети традиционных учёных-пандитов занимаются этим в детстве, так что в юношеском возрасте готовы для следующей ступени погружения в санскрит: в санскритских традиционных колледжах или школах (гурукула, патхашала, видьялая, видьяпитха...) они изучают пояснения специалистов, на санскрите же, грамматических явлений, получают ключи к истолкованию энигматических сутр Панини, заучивают примеры.

Сохранилось принципиально два подхода к изучению традиции вьякараны: стандартным представляется использование учебников-трактатов, построенных по систематическому типу, наподобие указанного учебника Варадараджи. Большинство санскритоязычных традиционных учебных заведений в Индии идёт по этому пути. Конечно, постепенно добавляется глубокое изучение обширных и сложных трактатов, наподобие указанных Махабхашьи, Кашики, трактатов по т. н. Парибхаша-Сутрам и проч. Имеются вариации в зависимости от регионов.

Например, в Махараштре огромным авторитетом обладает грамматическая школа Нагоджи-Бхатты (Нагеши), с 17-18 века, в русле которой санскрит изучал в 19 веке, кстати сказать, известный немецкий индолог, автор прекрасной немецкоязычной санскритской грамматики Франц Кильхорн. К этой же школе следует отнести проф. Сароджу Бхате, бывшего директора исследовательского института в Пуне (Bhandarkar Oriental Research Institute) и известного в мире знатока санскритской грамматики и особенно Кашики-Вритти. Не могу немного не похвалиться, что я удостоился возможности принимать участие несколько лет назад в её грамматических семинарах в Вене (на санскрите).

Так вот, другим, более редким подходом (по свидетельству Сароджи Бхате) является изучение паниниевской традиции, прямиком исходя из "Восьмикнижия" Панини в его реальном варианте, а не в варианте "Сиддханта-Каумуди" (где правила сгруппированы по темам, а темы по разделам), т. е. когда текст 4000 сутр изучается как сплошной огромный гипертекст, с множеством перекрестных ссылок, в его "голографическом" варианте, где при использовании какого-либо комплекса правил для выведения некоей грамматической формы следует держать в уме одновременно ВСЕ четыре тысячи сутр-правил в их реальной последовательности в "Аштадхьяи"!

Такова традиция в краткой, популярной зарисовке, а также современное положение вещей. Теперь о труде проф. Захарьина.

1) Моё первое недоумение касается уже самых первых слов аннотации к книге: "Цель публикации... озкакомить российскую индологическую общественность с санскритской грамматикой Варадараджи". Неужели "индологическая общественность" в России так плохо подготовлена, что для её "ознакомления" с одним из стандартных учебников санскрита самого нижнего уровня, предназначенных для индийских традиционных санскритских колледжей где-то первого этапа обучения, необходимо делать перевод данного труда?

2) С другой стороны, для действительно плохо подготовленной "индологической общественности", даже если присутствует некоторое знание санскрита после окончания университета, например, перевод данного трактата также видится мне не имеющим очень глубокого смысла. Даже в переводе на русский у неподготовленного "индолога" должно остаться много вопросов и недоумений. Термины санскритского метаязыка описания грамматики хоть и переводятся, но не объясняются систематически.

3) "Издание предназначено для филологов, историков, культурологов и философов... и для лингвистов-спeциалистов по всеобщему языкознанию". Осмелюсь предположить, что лингвисты-специалисты тут вряд ли что-нибудь толковое разберут, пусть это и дано в переводе на русский — опять же по причине необходимости изучать метаязык санскритской вьякараны (грамматической традиции). А это дело очень трудоёмкое.

4) Что касается специалистов-санскритологов, то они должны бы в идеале уметь разбирать труд Варадараджи в оригинале, хоть бы и с грехом пополам. А потом — почему именно с Варадараджи начинать (очень позднего трактата), а не с "Махабхашьи" Патанджали или "Кашики-Вритти", например?

5) В качестве самоучителя санскрита трактат по своему характеру совершенно непригоден для начинающих. Помочь в углублении уже имеющихся знаний санскрита он может разве что санскритологам. Но последние так и так должны уметь читать на санскрите, так что не совсем понятно, для кого "огород городили"! Начинающих он может разве что отвратить от санскрита своей бросающейся в глаза сложностью системы и массой разбегающихся частностей языковых явлений.

6) Одна вещь, которая совершенно иррационально действует на нервы и раздражает своей абсолютной непонятностью: это применяемая проф. Захарьиным система транслитерации. В отличие от принятой во всём мире унифицированной системы, с помощью которой и санскритские тексты на Западе издаются (если это не деванагари), и цитаты транслитеритуются, Захарьин пользуется, с моей точки зрения чем-то совершенно неудобочитаемым (см. фото страницы из книги). Может мне хоть кто-нибудь из российских коллег внятно объяснить, где ещё в мире применяется система транслитерации/транскрипции, которой пользуется Б. А. Захарьин?

7) Вот уж в чём книга никак не может помочь, как мне кажется, так это в "изучении санскрита практически и в овладении навыками чтения текстов на нём"! Навыками чтения текстов овладевают, читая сами тексты, лучше всего с учителем, — или же самостоятельно.

8) На стр. 7 предисловия говорится о "традиционных индийских школах-матхах" (3-4 строка снизу). На самом деле традиционные санскритские школы называются "патхашалами", "видьяпитхами" или "гурукулами" (как указано в моеём введении), но никак не "матхами". Матх -- это монашеская община-общежитие, наподобие католического "конвента". В них, конечно, иногда тоже преподают начатки санскрита, но, как правило, лишь на самом элементарном уровне.

9) На стр. 8 введения пишется, что "до недавнего времени санскритологи... России получить некоторое представление о работе Варадараджи могли только по... переводу [Захарьина] первых разделов... трактата...сама же грамматика в её целостности оставалась для них практически незнакомой". Опять же недоумение: если у российских санскритологов так туго с санскритом, то почему бы не обратиться к английскому переводу Варадараджи Бэллантайном (на который Захарьин неоднократно указывает)? Если у российских санскритологов и с английским плохо, то это случай неизлечимый...

Издание санскритского текста "Лагху-Каумуди" Бэллантайна с его английским переводом (пусть и проблематичным кое-где) легко доступно в Индии и неоднократно там переиздавалось.

10) Как явствует из резюме на развороте, грамматика Варадараджи является "одним из самых полных описаний морфологии санскрита". С чего это автор взял? Грамматика Варадараджи является довольно кратким описанием морфологии санскрита по сравнению, например, с трактатом "Сиддханта-Каумуди" Бхаттоджи Дикшита, особенно если взять его в совокупности с популярным и чрезвычайно развёрнутым комментарием "Таттвабодхини".

11) Да, справочным пособием данная грамматика вполне может являться. Но для кого? Для знатоков санскрита, УЖЕ разбирающихся в грамматической терминологии вьякараны и в системе самоописания индийского традиционного языкознания.

Выводы:
Получается, с моей точки зрения, замкнутый круг. Чтобы читать или изучать грамматику Варадараджи с пользой, необходимо УЖЕ хорошо знать санскрит. При хорошем знании санскрита необходимости в переводе на русский язык практически нет. Не зная же санскрита, невозможно пользоваться грамматикой с пользой, а тем более в качестве самоучителя. Тем менее будет полезен этот перевод без специального введения в терминологию и систему вьякараны для не-индологов. Разве чтобы походя похвастать: "А у меня дома есть новый перевод санскритской грамматики!.."

Действительно интересным и полезным было бы научное, но легко читаемое также пoсторонней публикой введение в санскритскую языковедческую традицию, в русле Панини, с объяснением терминологии и словарём терминов.

Пользоваться же санскритским оригиналом из-за ужасной (с моей точки зрения) системы захарьинской транслитерации представляется почти невозможным или сильно затруднённым. Уж лучше я останусь при санскритском издании Бэллантайна 19 века, там по крайней мере читаемый текст, письмом деванагари.

Tags: Захарьин, Панини, индология, наука, рецензии, санскрит, университет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments