Эдгар Лейтан (edgar_leitan) wrote,
Эдгар Лейтан
edgar_leitan

Categories:

Сведения о традиционных индийских пандитах



Традиционный индийский учёный-пандит — это интереснейшее явление индийской научно-культурной жизни, парадигма которого формировалось века или, правильнее сказать, тысячелетия, и неразрывно связана с такой константой "вечной Индии" (India perennis), как санскрит, и, в несколько меньшей мере, как древние среднеиндийские языки, пракриты.


Носители его соединяют в себе обе стороны того, что в России принято относить к двум классам явлений. Пандит — это и интеллектуал, изощрённый и глубокий специалист в каких-либо областях гуманитарного знания (санскритская художественная проза, поэзия, философия, грамматика, к.-л. религиозная традиция и т. д.), но также и активный представитель духовной и интеллектуальной элиты, политически активный, участвующий на уровне княжеств или даже империй в древности в принятии политических решений, могущий исполнять обязанности министра, царского советника и т. п. То есть одновременно индийского пандита можно отнести к "санскритской интеллигенции".

Здесь однако не было, нет и принципиально не может быть такого родового признака российской интеллигенции, как "революционность", т. е. противостояние власти, либерализм и "демократичность" (разночинное происхождение). Традиционный индийский пандит — это обязательно ортодоксальный брахман по своей социальной принадлежности, кровь от крови и плоть от плоти брахманизма. Отвергая вечность и авторитет Вед, он, видимо, перестаёт быть "пандитом", поскольку этот титул в значительной степени информальный (то есть по складывающейся репутации), а не формальный, по результатам каких-либо формализованный экзаменов. Социальные же условности, несмотря на формальную отмену в новой Индии кастовости, до сих пор очень сильны.

В Индии имеются высокоучёные традиционные санскритологи, не принадлежащие к брахманской ортодоксии. Это джайнские монахи. Но зовутся они не "пандитами", а иначе. Например, "Муни" (досл. "молчальник"), как знаменитый джайнский учёный монах-аскет Муни Джамбувиджая, санскритолог-многознатец и издатель огромного количества санскритских текстов.

Однако, активная социальная роль и деятельность в сфере политики давно уже малореализуема в нынешней Индии. Мусульманское завоевание также ограничило в своё время влияние традиционных индуистских учёных-интеллектуалов на правителей, за малым исключением, магринализировало их "как класс".

В наше время высокоучёный пандит-санскритолог представляет собою вымирающий класс, который необходимо внести в какую-нибудь специальную Красную книгу, чтобы охранить то сравнительно немногое, что осталось. Одной из печальных сторон глобализации является направленность на потребление, для чего нынешняя индийская молодёжь, даже происходящая из высокоучёных семей, предпочитает традиционному санскритскому обучению, длящемуся десятилетия, эмиграцию в США или Великобританию, где можно закончить университет и стать специалистом по компьютерам, бизнесу или медицине.

Вот что писал индийский издатель трудов знаменитого немецкого индологa-грамматистa Францa Кильхорнa, наиболее прославившогося своим изданием и переводом "Махабхашьи" Патанджали (грамматического трактата ок. 1 в. до н. э., комментария на "Восьмикнижие" Панини), а также великолепнейшей грамматикой санскрита. Он сам обучался много лет у лучших традиционных грамматистов в Махараштре и потом долго преподавал в Декканском колледже (Deccan College) (даю в очень вольном пересказе).


Индийские санскритисты, последователи традиционных методов обучения, отличались способностью к особо углублённому изучению определённых дисциплин. Количество ктрактатов (книг), прочитанных (т. е. глубоко изученных) в каждой отдельной шастре (комплексе наук, научной дисциплине), не превосходило дюжину, в лучшем случае. Например, основательный грамматист-санскритолог, специалист по вьякаране, обычно начинал с мнемонического выучивания 4000 сутр Панини в возрасте 10-12 лет. Первым учителем обычно бывал отец или иной мужчина по отцовской линии (дед...). [Сам лично я слышал о некоем бенаресском юноше, которого отец заставлял учить наизусть Панини с семилетнего возраста]. В этом возрасте отрок, конечно, не в состоянии понять смысл грамматических формул-сутр и правил их интерпретации.

Чуть позже, у учителя-специалиста (опять же, это мог быть и отец) ученик читал такие трактаты, как „Сиддхантакаумуди“ (Siddhāntakaumudī), „Праудхаманорама“ (Prauḍhamanoramā) с довеском „Шабдаратны“ (Śabdaratna), „Лагхушабдендушекхара“ (Laghuśabdenduśekhara), „Парибхашендушекхара“ (Paribhāṣenduśekhara), „Лагхуманьджуша“ (Laghumañjūṣā), „Парамалагхуманьджуша“ (Paramalaghumañjūṣā) и значительные, важные части Махабхашьи (Mahābhāṣya).

"Чтение" подразумевало заучивание значительных порций из упомянутых читаемых трактатов наизусть. В некоторых частьях Индии (в северной и восточной) заменой Сиддхантакаумуди служил другой знаменитый комментарий — „Кашикавритти“ (Kāśikāvṛtti) со своим субкомментарием „Ньясой“ (Nyāsa), а вместо „Парибхашендушекхары“ Нагешабхатты (Nāgeśabhaṭṭa) изучалась „Парибхашавритти“ (Paribhāṣāvṛtti) Сирадевы (Sīradeva).

Упомянутые трактаты изучались столь глубоко и подробно, и учёный владел ими в таком совершенстве, что при преподавании совершенно не нуждался ни в книгах, ни в конспектах или справочниках. Здесь необходимо присовокупить, что сам профессор Кильхорн, наесмотря на своё обучение у традиционных пандитов, оставался европейским профессором. Он не мог вести занятие, если забывал свои конспекты или учебники дома, в то время как его коллега, пандит Ананташастри Пендхаркар в классе ни разу не прикасался к книге. Так вспоминают ученики преподавательский стиль обоих учёных, воспоминания эти нам передаёт проф. Мадхав Дешпанде (автор известного учебника санскрита) в своей статье "Pandit and Professor", изданной в сборнике "The Pandit: tradicional scholarship in India" (ed. Axel Michaels: Manohar 2001).

В одном из своих изданий, в предисловии, профессор Кильхорн ещё в 19 веке (sic!) писал: "Грустно видеть, как великие шастрины (традиционные санскритские учёные), замечательные не только своим умом и учёностью, но и необычайной скромностью, год из года умирают, и вместе с ними вымирают всё большие области традиционной учёности, столь слабой заменой которой являются наши попытки интерпретации загадочных трудов индуистской древности".

А вот что пишет где-то в середине 20 века (?) в своих воспоминаниях об образовании в начале 20 века великий индийский учёный-санскритолог Ганганатха Джа, специалист прежде всего по индийской философии и основатель одного из крупнейших центров изучения санскрита (Kendriya Sanskrit Vidyapeetha) в Аллахабаде, что не так далеко от Бенареса, сам получивший традиционноe санскритское образование:

"Мы совершили огромную ошибку, связав воедино схему традиционного санскритского образования со стандартными государственными экзаменами (в Бенаресском Санскритском колледже — ныне Бенаресский Санскритский университет им. Сампурнананды). В результате традиционный студент-санскритолог в "патхашалах" (традиционных санскритских учебных заведениях) стал представлять из себа подобие студента Английского колледжа. Обучение его свелось к попытке как можно более успешного формального прохождения всех предписанных экзаменов в ограниченный период времени.

В результате этого глубокая учёность старых пандитов почти полностью исчезла. Учёность эта являлась продуктом усиленного и сосредоточенного, медленного изучения стандартного трактата по определённой теме, рассчитанного на много лет, при этом учитель и ученик сидят вместе и обсуждают каждое слово и предложение, вместе с их всеми возможными импликациями и смысловыми оттенками.

Время, которое посвящалось этим штудиям,могло зависеть от способностей ученика и его жизненных обстоятельств. Но как минимум это был период от 4-х до 6 лет, который плавно перетекал в продолжительное самообразование длиною в оставшуюся жизнь, а также в постоянное преподавание своего предмета. Традиционная система не давала однобокого, узкого образования, как можно было бы ожидать. Причинов этого был тот факт, что подобного рода учёба настолько тренировала ум и делала мозг таким изощрённым инструментом, что подобный учёный приобретал способность к успешному овладению любых других областей знания. Так, человек, в совершенстве изучивший Ньяю, мог самостоятельно изучать другие области философии.

И подобная [парадигма] должна была постепенно уступить место широкой и поверхностной работе, так как студент был повязан сроками и условиями получения своих учёных степеней. Ныне мы с ужасом обнаруживаем, что случилось [слова эти были написаны Ганганатхом Джа, кажется, где-то то ли в середине 20-го века, то ли чуть позже]: даже в традиционных центрах санскритской учёности, как в Каши (Бенаресе), Митхиле и Надиа, глубоко начитанные учёные, которых ещё 50 лет назад было так много, практически исчезли, а пандиты, которых хотя бы отдалённо можно сравнить с теми гигантами, можно пересчитать по пальцам на одной руке...

Современная учёность очень диффузна и экстенсивна и, как результат, поверхностна. Пандит, обучающийся ныне в патхашалах, не может конкуррировать со студентами английских колледжей по общеобразовательным предметам. Мы видим, как возрастает число студентов с поверхностным знанием санскрита, а также определённых современных предметов, как то истории, географии, политологии, юриспруденции, которые безусловно пополнят собой число "образованных безработных".

[В следующем посте, как только позволит время, я предполагаю выложить несколько фотографий индийских пандитов из своего личного архива, с которыми мне довелось общаться, снабдив их небольшими примечаниями].

[Верхний снимок — Проф. Беттина Боймер беседует с двумя известными бенарессками пандитами; на фотографии, кроме Б. Боймер, профессор К. Д. Трипатхи и пандит Хемендр Натх Чакраварти, с которыми и мне довелось познакомиться и общаться в Бенаресе довольно много лет назад. На заднем плане видны другие бенаресские пандиты, имена которых я, к сожалению, позабыл].



Tags: Индия, знание, индийская культура, образование, пандит, санскрит, университет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments