Category: дети

moj lik

Рама: материалы к изучению рамаизма (3)



Продолжаю в рабочем порядке выкладывать перевод строф мангала-ачараны (благоприятного зачина) из комментария на Брахма-сутру Джагадгуру Раманандачарьи Свами Рамабхадрачарьи, написанного сложным размером "срагдхара", то есть "венценосным стихом".

Collapse )
daiva

Ветер возвращается

bukovskij

"...Встретив человека в первый раз, неизбежно смотришь на него, как на будущего свидетеля по твоему будущему делу. Неизбежно прикидываешь: на каком допросе он расколется — на первом или на втором? На каких его слабостях попытается играть КГБ? Робкий — значит, запугают, самолюбивый — постараются унизить, любит детей — пригрозят забрать детей в интернат.

Collapse )
Candala-Guru

Санскрит живёт!



Вот наглядный пример того, что санскрит нельзя назвать "мёртвым" языком. Двое милых индийских деточек бегло рассказывают на санскрите о том, как правильно делать традиционное "восьмичленное" простирание перед иконами божеств, касаясь земли весьмью частями тела, всё это наглядно показывают и прекрасно поют санскритскую строфу-арья во славу Ганеши. И видно, что они хорошо понимают то, о чём говорят, а не просто бездумно произносят затверженное наизусть. Правда, делают кое-где небольшие ошибки в произношении (в придыхательных церебральных согласных и некоторых гласных долготах), но это дело поправимое.

Collapse )
rezekne-champignon

Всполохи детства и очертания судьбы (фрагменты воспоминаний)



Вот решил выложить фрагмeнты своих воспоминаний (в виде пробного шара, так сказать), которые иногда урывками записываю, опытным путём зная о ненадёжности человеческой памяти и памятуя о скоротечности нашего земного бытия. Даже не знаю, будет ли это занимательно или поучительно для кого-нибудь, исключая самый узкий круг родственников и близких друзей, заглядывающих в этот Журнал. Однако это делание интересно прежде всего мне самому: как попытка разобраться в противоречивых обстоятельствах своей жизни, её внутренних движениях и желании помнить — главном моём побудителе и спутнике во всех позднейших перипетиях.

Collapse )
moj lik

Памяти Элеоноры Петровны Гомберг: 1-я часть



В данном посте мне хотелось бы представить моим Читателям довольно большой текст, написанный не мной. Это рассказ о жизни необыкновенного человека, которого мне посчастливилось близко знать в Вене с 1995 по 2002 год. Элеонора Петровна Гомберг, преподаватель истории искусствa на историческом факультете Ленинградского университета и автор книг по истории искусства, стала первой моей знакомой после моего приезда на учёбу в Австрию в августе 1995 г., а постепенно и старшим другом и собеседником, человеком, с которым я вроде как "случайно" встретился, передавая привет из Петербурга от общих знакомых. Наше знакомство продолжалось 7 лет, до самой смерти Элеоноры Петровны в 2002 году. Элеонора Петровна -- именно та, самая пожилая и самая верная венская "студентка" Сергея Сергеевича Аверинцева, которая ходила по возможности на все его семинары и спецкурсы, и ради которой Сергей Сергеевич иногда превозмогал свои недуги, через силу приходя в университет на занятия. О моём личном знакомстве с Элеонорой Петровной я, может быть, расскажу как-нибудь в другой раз. А теперь я предоставляю слово дочери Элеоноры Петровны, моему другу Нине Вержбинской-Рабинович, венской художнице:

Collapse )
moj lik

С. С. Аверинцев о поколениях и памяти



"Отступничество [от христианской веры — Э. Л.] активное принимало у нас, особенно в 20-е — 30-е годы, формы чудовищной одержимости, отчасти сравнимой с тем, что повидали монастыри некоторых частей Испании в годы гражданской войны, однако свирепствовавшей гораздо дольше, гораздо регулярнейй и на большем пространстве.

Collapse )