Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

moj lik

О чтении



Читаю вот в Лицекнижии заметки некоторых своих русскоязычных френдов-многознатцев и изумляюсь. Ну как же и когда именно люди умудряются столь много читать (помимо выполнения требований своих основных профессий), что постоянно бывают в курсе абсолютно всех литературных новинок, с (непроверяемым для меня) знанием дела раздают ранги писателям и поэтам прошлого и настоящего? Вот этот-де -- первой свежести, вон те -- второй, а такие-то не просто с душком, но совсем гнилые. Сам я вроде только и делаю, что в основном всякое этакое читаю, ну а иногда что-то ещё и записываю, но близко не подошёл к такой производительности ударного читательского труда. В этом моём наблюдении нисколечко нет пренебрежения, лишь искреннее изумление. А ведь когда-то мне казалось, что я читаю довольно много.

Collapse )
moj lik

"Олифант" Дж. Толкина: мой перевод на санскрит



Перевёл упражнения ради на санскрит известное стихотворение Дж. Толкина "Олифант". Разные его русские переводы можно посмотреть ЗДЕСЬ. Сделал я также и собственный перевод с английского, см. в самом низу поста. Ниже даю английский оригинал, мой перевод на санскрит смешанным 12-сложником (индраванша + ваншастха) и обратный перевод на русский с санскритского перевода.

Collapse )
moj lik

А. С. Пушкин, Письмо Татьяны к Онегину: мой стихотворный перевод на санскрит (1-я часть).



Перевёл на санскрит смешанным двенадцатисложником часть письма Татьяны Онегину, упражнения ради. Внизу дан обратный, близкий к санскритскому тексту, перевод на английский и русский. Наверное, со временем доделаю перевод всего письма. Возможные исправления и уточнения также будут даваться постепенно, если будет в том необходимость.

लिखामि पत्त्रं बहुना नु किं सखे
किं शक्यमाहर्तुमतो मयाधिकम् ।
नूनं च जाने भवतो वशात्त्वहं
भो दण्डनीया निदया दयां विना ॥१॥ Collapse )
moj lik

Дискуссия о санскрите

Интересная англоязычная дискуссия о санскрите образовалась на странице санскритского пандита-поэта, профессора университета Курукшетры д-ра Сурендрамохана Мишры. Следующий обмен репликами некоего другого пандита с моим любимым учителем Сурендрой, иногда благосклонно обращающим на меня свой взор:

Manotosh Bhattacharyya: If we think Sanskrit is a living language and are expecting her to grow, and it is accepted by all, then we have to accept usages not sanctioned by Panini. Language is superior to grammar.

Surendramohan Mishra: Yes Sir, you're welcome for this view that extends our language and vocabulary upto the Rigveda and down to the post-Panini grammars. Sticking to Panini would be tantamount to doing injustice to Samskrit like Ganga from Gomukh till Gangasagar. You're not welcome to call her Ganga only at Haridwar or Kashi.Collapse )
moj lik

Стена непонимания

Один странный человек долго и занудно комментировал во ВК мой собственный недавний санскритский стишок, в котором я перевёл слово "асатья" как "(это) неверно", полемизируя, что-де так переводить якобы ни за что нельзя, что, дескать, асатья — это ложь, а ""ложь" и "ошибочно" - это разные слова". И добавил, что "санскритские термины имеют четкое и ясное значение."

В очередной раз я заметил, что люди нередко не отличают контекстуально-обусловленных значений слов от терминологических, то есть технических, закреплённых, узко-специальных. В стишке моём было вполне обычное санскритское слово "асатья" в его самом обычном бытовом, повседневном значении (лаукика), а отнюдь не каком-либо из терминологических (шастрия) значений. Понимать и перевести его можно и как "неверно", "неправда" или, сильнее, как "ложь". Или просто "это не так". Однако иные из граждан имеют какие-то мистически-магические представления о санскрите. Якобы каждое слово в нём — священная мантра, и каждое слово имеет какое-то фиксированное значение, каждое слово — это некий "термин". Это сродни наивным представлениям, будто каждый индиец — просветлённый йогин, обладающий неким тайным знанием.

Collapse )
moj lik

Паки о бесконечном умножении сущностей

Узнал на днях, что готовится трёхтомник (sic!) перевода "Восьмикнижия" Панини -- на русский язык! Моё состояние при этом известии можно описать лишь как сложный звукоряд металлически лязгнувшей, отвалившейся от основания черепа, с грохотом на пол упавшей и шумно покатившейся от изумлении нижней челюсти. "Ой-вей, Адейной Ха-Шем Элохейну, Барух Ху... за-чэм? Бхо Бхагаван Махешвара, яви милость свою и разбуди меня от сего дурного сна!"

Я вполне понимаю даже попытки повторных и ещё последующих, а в перспективе бесконечных, переводов с санскрита (в случае российских санскритологов -- с непременным использованием переводов английских, разумеется!) памятников древнеиндийской изящной или эпической литературы. Я понимаю прагматику переводов (всегда -- якобы -- напрямую) с санскрита памятников литературы религиозно-философской. Интенция этого делания -- введение в философский оборот в русскоязычном культурном пространстве иноязычных произведений, попытка адекватной передачи каких-то санскритских философских терминов (ах, если бы!..). Но -- Панини? Collapse )
moj lik

"Кумарасамбхава" Калидасы, начало второй Песни




Как оказалось, существует полный русский прозаический перевод "Кумарасамбхавы" Калидасы (приложение к диссертации А. Г. Гурии, как мне сообщили коллеги), а также неопубликованный перевод индолога В. Г. Эрмана. То есть, мне пока не очень понятно, стоит ли увеличивать сущности и делать ещё один, какой-то свой перевод поэмы, и так доступной для тех, кто не силён в санскрите, но читает по-английски. Старый прозаический перевод Кале доступен вместе с изданием оригинала на Архиве. Смысл имело бы разве что давать основательно откомментированный перевод поэмы, где бы объяснялись основные "реалии" индийской мифологии и образов, а также делать перевод, претендующий на некие литературные, поэтические качества.

Даю для пробы свой ритмический перевод первых четырёх строф второй Песни (сарги), также в виде эксперимента. Всё ещё не знаю, стоит ли тратить на эту забаву время и силы.

Collapse )
moj lik

Мысли о переводах европейской поэзии на санскрит.



Петербургский коллега заметил по поводу моего перевода на санскрит пушкинского "Пророка", что, хотя и "красиво, но размер не тот". Это действительно так, всё верно. Честно говоря, я и не ставил себе задачи имитировать пушкинский размер. Чего я добивался, это возможно более высокой точности в передачи смысла оригинала и его метафорики одним из традиционных, изящных и при этом распространённых санскритских размеров.

Collapse )