Category: литература

moj lik

"Жизнь Будды" Ашвагхоши: несколько замечаний о переводе Бальмонта



В беседе с коллегами об известном в России переводе Бальмонта (переиздание: Москва, Художественная литeратура, 1990) поэмы "Жизнь Будды" Ашвагхоши, одного из самых первых великих санскритских поэтов древней Индии (1-2 в. н. э.), мне пришлось услышать мнение, что перевод Бальмонта точно передаёт оригинал. Не являясь специалистом в русской поэзии и не имея намерения умалять значение бальмонтовского перевода как явления русской культуры Серебряного века, я всё же не могу с этим утверждением согласиться. Известно, что Бальмонт переводил не с санскрита, а с китайского пересказа санскритского оригинала. Тем более забавным я нахожу отзыв Бальмонта о поэме в письме издателю Сабашникову от 17 мая 1911 г., в котором, среди прoчего, говорится следующее (указ. изд., стр. 14):

Collapse )
moj lik

Восьмерица строф для изучающих санскрит



Отвечал сегодня в Лицекнижии одному индийскому студенту санскрита на санскрите. Комментарии эти сами собой вылились в строфы, которые пришлось дополнить до традиционной Восьмерицы. Стоит ли особо отмечать, что убеждения поэта-лирического героя, сочиняющего на санскрите в традиционном стиле, вовсе необязательно должны совпадать с критическими мнениями по различным вопросам автора сего Журнала, его общественными и религиозными практиками? Однако ж писать такие поэмки чрезвычайно вдохновительно и полезно для совершенствования собственных малых знаний. Упражнение подобного рода не имеет пределов ни содержательных, ни временных.

Collapse )
moj lik

Муня и книги



Откуда-то из лицекнижных глубин извлёкся сей шуточный стишок, посвящённый знаменитому востоковедноиздательскому коту Ольги Трофимовой по имени Муня. Оказывается, я его никода здесь не выкладывал, а всё же, выложенное когда-либо в Лицeкнижии, бывает подвержено великому забвению. Поэтому публикую здесь для памяти и эту безделицу, добавляя цветистый камушек в копилку Бусемуниады.

Collapse )
ego academicus

Мысли о переводах и переводе

Я впервые узнал об Упанишадах в отрочестве, на рубеже 1970-80-х из "Понедельника" Стругацких. Правда, в специфическом контексте беседы Зеркала:
"— А эта бредятина откуда?
— Изречение из Упанишад".

Перевод Сыркина цитировали и переиначивали, порою обсценно (ср. "Ебанишады" у Пелевина) просто потому, что других переводов на русский не было. Я совершенно не умаляю этот великий труд, оказавшийся для своей эпохи в своём роде уникальным примером важного культуртрегерства. Однако, что греха таить, обычный читатель всё равно не в состоянии оценить его объективное качество, то есть корректность перевода, видеть проблематичные места или неизбежные для любого перевода ошибки. Ведь каждый где-нибудь, да непременно ошибётся, особено если переводит такие большие текстовые корпусы. Collapse )
moj lik

Размышление о поэтическом рукомесле и панегирик поэту



В виде комментариев на комментарии моего френда в Лицекнижии, санскритского поэта пандита Сурендрамохана Мишры, сочинил прошлой ночью несколько санскритских строф различными стихотворными размерами. Строфы эти можно отнести к жанру традиционного панегирика, а также отчасти поэтического агона. Конечно, мне и в голову не может прийти всерьёз тягаться с этими пандитами, для которых санскрит является практически родным с самого детства, которые им окружены и пропитаны, дыша им, как воздухом. Однако сочинение санскритских строф с разными метрическими структурами и в традиционном цветистом стиле -- необычайно увлекательное дело, своего рода показатель степени владения нюансами языка, самопроверка и добровольный экзамен, которые не обмануть никакими университетскими корочками. Сам процесс чрезвычайно поучителен именно как упражнение в языке, требуя постоянных перепроверок каких-нибудь редких форм, подбора подходящих синонимов, а также размышлений о нюансах науки-поэтики (аланкара-шастры).

Collapse )
moj lik

Санскритская строфа размером "малини" и её рецитация



Написал новую санскритскую строфу размером "малини", в котором до сих пор ещё ничего не сочинял. Для тех, кто желает слышать, как примерно она должна звучать, прилагаю свою рецитацию.

Collapse )
moj lik

Новая строфа размером срагдхара и рецитация



Выкладываю свою новую строфу, сочинённую тем же самым изящным и непростым размером срагдхара. Также добавляю свою рецитацию на санскрите этих двух последних строф в традиционном стиле.

Collapse )
moj lik

Раздвигаю границы мыслимого



Эх... хорошо понимаю, что такого рода записи я делаю преимущественно лишь для себя одного, для богини Сарасвати и, возможно, ещё для одного-двух-трёх фриков, помешанных на санскрите, подобных вашему покорнейшему. И, тем не менее... Сегодня пройден ещё один рубеж. Сочинил на санскрите очередную поэтическую строфу, но на сей раз чрезвычайно непростым размером "срагдхара" (досл. "венценосная" строфа). Такой сложной строфы я ещё никогда прежде не сочинял. Различных 12-сложников (ваншастха, индраванша и их комбинаций) у меня было немало; их я, можно сказать, прилично освоил, как и не поддающиеся счёту ануштубхи (шлоки, эпические восьмисложники, где в строфе 8х4=32 слога). Из действительно непростых, изящных размеров у меня были 14-сложники "васантатилака", 17-сложники "мандакранта" и "шикхарини" и 19-сложник "шадрулавикридита". Теперь вот "срагдхара", у которой в паде (стопе, четверти строфы) 21 слог, все краткие и долгие слоги которой строго фиксированы, а в целой строфе, соответственно: 21х4=84 слога. И вроде бы даже кое-какие аланкары получились. С трепетом ожидаю отзыва пандитов в Лицекнижии. Итак:

Collapse )
Koteg_ochkastyj

Лехаим!



Ещё одна санскритская строфа размером "мандакранта". Её особенностью является то, что техническое название поэтического размера встроено в ткань самого текста. Стихотворное переложение на русский язык дано всё тем же, уже имевшим место ранее четырёхстопным амфибрахием.

Collapse )
Candala-Guru

Время-Убийца



Свежесочинённая строфа о Времени как Разрушителе.
Санскритскую строфу написал размером "мандакранта". Для теx, кто хотя бы немного в теме: этим же слогом написана поэма Калидасы "Облако-Вестник" (Мегхадута). Стихотворное переложение её дал четырёстопным амфибрахием. Для тех, кто хочет услышать, как звучит этот непростой санскритский поэтический размер, даю ниже свою рецитацию этой строфы в традиционном стиле.
Collapse )